Category: происшествия

осень

ОБВМа пост

Каждому по силе его дается и испытание.

Силен демон в моей душе. Дает он мне великую силу, но за это ввергает в великую Тьму.

Но в минуты просветления, в те мгновения, что я преодолеваю его, я понимаю. Все это не зря.

Я не знаю, для чего это нужно. Но я знаю, что это приведет к тому, что должно.

Судьба мудрее каждого из нас, и все, что ни делается, делается к лучшему.

Даже XVI Башня сокрушает ради прогресса, ради будущего. Ибо сокрушает она то, что на деле уже мертво.

осень

Я видел сон, в котором мир горел в огне, но лишь сейчас я понял, что это не кошмар, а избавление.

Лишь восемь сохранили человечность. И по пальцам одной руки пересчитать тех, кто сохранил в себе Свет, пусть даже переступив через человечность.

Остальные стали куда большими монстрами, чем мы. Ибо имя им - безразличие.

Воистину, мир должен гореть во огне, ибо лишь так мы остановим чудовищ.

И когда последнее чудовище сгорит в этом мире, мы закроем за собой дверь с той стороны смерти. И мир станет чист.

Когда-то мое имя было Виктор фон Рогенхайм. Но уже три года я называю себя Выжигатель. Потому что у монстра не может быть человеческого имени.

Но лишь сегодня я понял, что этом мире нету людей. Пламя очистило меня, лишив лжи и явив миру то, чем я был всегда. Остальным повезло меньше, и оковы иллюзий и самообмана все ещё висят цепями на них.

Я видел тех, кто называл свое безразличие Светом, тех, кто так боялся перемен, что предпочел не видеть угрозу, что надвигается на всех нас, кто предпочитал обвинять всех отличных от него во всех смертных грехах, лишь бы не пытаться изменять хоть что-то. Кто был неспособен сделать свой выбор, но обвинял в этом тех, кто давно его уже сделал. Бог милостив, и я никогда не имел возможности стать одним из них.

Я видел тех, кто жаждал спасения для мира, но каждый день угроза и сопротивление ей искажали его, делая все меньшим человеком, и все большим чудовищем. Да, относительно честным по отношению к самому себе, но все же чудовищем. Тем, кто совершал преступления, с которыми нельзя жить дальше. Но они жили. И оправдывали себя. Говоря что-то о грани добра и зла. Говоря что-то об оправданности. И не понимая, что мир, который требует таких жертв, недостоин жизни. Я был одним из них. Но умер я иным.

Я видел Свет. Я видел Тьму. Но умирая, я шагнул во Мрак. Ибо между выбором бороться за свои оковы, или превратится в чудовище, пытаясь сбить их с себя, нужно выбирать третье. Сжечь их всех. Уничтожить эту тюрьму, и каждого, кто в ней заточен, ибо в этом мире ни у кого нету шансов, так может хоть на том свете мы перестанем быть теми, кем стали, и станем теми, кем всегда должны были быть.

Лучшие умерли. Лучшие покинули этот мир. Те, кто не согнулся. Те, кто видел мир таким, какой он есть. И я жалею лишь о том, что не принес избавление остальным.

Меня зовут Выжигатель. Три года меня мучила совесть за смерть моего брата. Три года меня мучила совесть за тех, кого я сжигал после. Но теперь я знаю. Я не совершил этим зла по отношению к ним. Я принес им всем избавление. И умирая, я сожалею лишь обо одном. Я не успел принести его остальным.