Category: литература

осень

Врата ада не одолеют ее

Оригинал взят у r_ray в Врата ада не одолеют ее
Мне интересно, люди, которые говорят, что «Русская литература дает уроки нравственности» - они что из русской литературы читали и как?

Истории о лишних людях эти бесконечные как-то учат нравственности?

Островский с его представлением о патриархальном браке как о самовоспроизводящемся оплоте насилия и безысходности, откуда человеку чувствующему только и есть выход, что в Волгу с обрыва? Или он же с его комедиями о более счастливых браках по расчету, когда бабло побеждает зло?

Достоевский с его нагнетанием вокруг не в меру жертвенной Сонечки Мармеладовой, свидригайловской баньки и кутежей Мити Карамазова в Мокром? «Ангелу моему Грушеньке и цыпленочку»? Про стремный национализм и культ страдания замнем для ясности.

Толстой с его всем довольным Стивой Облонским и навсегда несчастливым, хотя и все правильно делающем, Левиным? Анна Каренина, поплатившаяся не за супружескую измену на самом-то деле – изменяют все – а за то, что дерзнула поступить не по лжи, ну не дура ли, кто так делает?

Тургенев с его призраком мутного марьяж а труа, почти мимо воли автора проступающим сквозь разные сюжеты разных романов?

Лесков с историями о людях, сосланных в Сибирь за то, что собирались и читали Библию сами? Или его же «леди Макбет Мценского уезда», еще одна история о патриархальном браке как способе похоронить человека заживо, и о путях выхода из этой могилы?

Мельников-Печерский с историями о гордых, сильных, прекрасных в своей самобытности людях, не прогибающихся ни под государство, ни под церковь? Кстати где они.

Булгаков с его нравоучениями от дьявола?

Шаламов – о человеческой природе, которую можно познать только в нечеловеческих условиях?

Если что, я безумно люблю всех перечисленных и многих других. Именно за то, что никаких этих уроков нравственности они не дают.

Вообще, если так подумать, уроки нравственности, от которых не тянет сблевать, дают вот например Толкиен и Льюис. Из наших вот разве что проза Пушкина, и то если категорически забыть про некоторую его же поэзию, которая совсем даже про другие уроки.

Ну нельзя взять русскую литературу и свести ее к этим чудовищным казённым урокам нравственности. Вся королевская конница и вся королевская рать не сможет. Так победим.

mystery

Тяжкие Падения

[барабанная дробь]

ОНО СВЕРШИЛОСЬ!

Всего за 697 рублей сборник рассказов "Hide&Sin: Тяжкие Падения" можно заказать в ПЕЧАТНОМ ВИДЕ!!!

Сделать это можно здесь: http://www.ozon.ru/context/detail/id/138033963/

С каждой проданной книги я получаю сто рублей, так что буду рад вашим заказам 😉

Так же, кто пропустил прошлую новость, напоминаю, что ещё "Тяжкие Падения" можно заказать и в электронном виде:
https://www.amazon.com/dp/B01LWUX7PN (БЕСПЛАТНО)
https://www.litres.ru/oleg-lutin/tyazhkie-padeniya-se.. (5.99 рублей, но лучше заказывайте на амазоне, так как эти деньги забирает литрес, а не я)

Все о книге: https://ridero.ru/books/tyazhkie_padeniya/

Буду КРАЙНЕ благодарен за репосты этой славной новости!)

Если вы живете в Москве (ну или будете здесь наездом) с радостью пересекусь с вами, поставить автограф на книжке)))

Всполох

Умберто Эко об идее игры и её названии

Оригинал взят у jolaf в Умберто Эко об идее игры и её названии
Я уже не раз убеждался в истинности простого правила – какой боян ни запости, обязательно найдётся кто-нибудь, кто не читал, и кому это вдруг оказалось нужно именно сейчас. Перечитав, по случаю Бытия монахом "Имя Розы", я, разумеется, решил перечитать и Заметки на полях, и снова поразился тому, насколько они актуальны для ролевых игр. Так что немножко помучаю вас цитатами. Хотя вообще-то, конечно, любому мастеру стоит это эссе прочесть (после романа, конечно) и усвоить.

Автор не должен интерпретировать свое произведение. Либо он не должен был писать роман, который по определению – машина-генератор интерпретаций. Этой установке, однако, противоречит тот факт, что роману требуется заглавие.

Заглавие, к сожалению, – уже ключ к интерпретации. Восприятие задается словами «Красное и черное» или «Война и мир». Самые тактичные, по отношению к читателю, заглавия – те, которые сведены к имени героя-эпонима. Например, «Дэвид Копперфильд» или «Робинзон Крузо». Но и отсылка к имени эпонима бывает вариантом навязывания авторской воли. Заглавие «Отец Горио» фокусирует внимание читателей на фигуре старика, хотя для романа не менее важны Растиньяк или Вотрен-Колен. Наверно, лучше такая честная нечестность, как у Дюма. Там хотя бы ясно, что «Три мушкетера» – на самом деле о четырех. Редкая роскошь. Авторы позволяют себе такое, кажется, только по ошибке. [...]

Заглавие «Имя розы» возникло почти случайно и подошло мне, потому что роза как символическая фигура до того насыщена смыслами, что смысла у нее почти нет. [...] Название, как и задумано, дезориентирует читателя. Он не может предпочесть какую-то одну интерпретацию. [...] Название должно запутывать мысли, а не дисциплинировать их.

Ничто так не радует сочинителя, как новые прочтения, о которых он не думал и которые возникают у читателя. Пока я писал теоретические работы, мое отношение к рецензентам носило протокольный характер: поняли они или не поняли то, что я хотел сказать? С романом все иначе. Я не говорю, что какие-то прочтения не могут казаться автору ошибочными. Но все равно он обязан молчать. В любом случае. Пусть опровергают другое, с текстом в руках. Чаще всего критики находят такие смысловые оттенки, о которых автор не думал. [...]

Автору следовало бы умереть, закончив книгу. Чтобы не становиться на пути текста.


Последнюю мысль Эко дальше раскрывает подробнее, поговорим об этом в следующем посте-цитате. :)

осень

Сказка о Солнце, Дожде, да Ветре.

Давно это было. Как-то раз стали Солнце, Дождь и Ветер спорить, кто из них самый удалой, да лучший. Сватались они трое к Матушке-Земле, потому и начали спор.
- Я, - говорило Солнце, лучше всех, нет ничего жарче моих лучей, могу я дарить людям тепло, а могу и наслать засуху, не будет без меня радости и жизни, но если захочу, понесу погибель пламенную всему свету!
- Ха-ха! - отвечал Дождь, - я сильнее тебя! Захочу - заволоку тучами целое небо, да прольюсь на Землю-Матушку, скрою весь я твой свет, да затушу все твое пламя!
- Ха! - не соглашался с братом Ветер, - да кто ты такой по сравнению со мной! Подую я и развею твои тучи! Не станет тебя на небе, не прольешься ты и на землю! Я - самый сильный!
Спорили они так спорили, как увидели, что проходит мимо мужик.
Стали они его допытываться:
- Мужик, мол, мужик, сватаемся мы все трое к Матушке-Земле, да не можем решить, кто из нас лучше, да удалее! Рассуди же нас, мужик, умен ты, да хитер!
Отвечал им мужик, хитрый, да умный:
- Каждый из вас в чем-то прав, да все вы не правы! Сильно Солнце, что дарит людям свет, силен и Дождь, что дарит влагу, да и ты, Ветер, силен, крутишь ты мельничные жернова! Вот только сильнее я вас всех троих, вместе взятых, и лишь я достоин взять Матушку-Землю в законные жены!
Рассмеялись братья.
- Ха-ха-ха, глупый человечишко! Да нам троим плюнуть - и нет тебя! Куда тебе с нами тягаться!
- Что же, - ответил им мужик, - пусть следующие три дня каждый из вас приходит ко мне, да примет состязание! Коли хоть один из вас меня победит - быть ему мужем Земли-Матушки. Коли же я вас всех сильней окажусь, мне брать её в жены!
На том и порешили.

На следующий день пришло Солнце к мужику.
Сказал мужик:
- Что же, Солнце, давай состязаться! Говорят, быстрее всех коней мира несешься ты по небу, за день весь мир облететь можешь, а мне, видишь, воды натаскать надо! Давай же состязаться, что из речки больше воды в ведрах натаскает!
Согласилось Солнце.
Быстро Солнце несло воду, много воды оно могло унести за раз. Да вот только жарким оно было, а потому, пока оно несло воду, вся вода в ведрах испарялась. Состязались так они с мужиком целый день, да ни капли не смогло принести Солнце. Признало оно свое поражение.

На следующий день пришёл к мужику Дождь.
Сказал мужик:
- Что же, Дождь, давай состязаться! Слышал я, лучше всех ты управляешься с водой, реки, озера, моря, океаны - все они без тебя ничто, а потому тебе подчинены! А мне, видишь, надобно груз по реке в город отвести! Давай, кто быстрее на лодке до города доплывет, тот и победит в состязании!
Согласился Дождь.
Сел Дождь в лодку, приказал реке нести его в город, да вот только стали его воды наполнять лодку, переполнилась она, да стала тонуть. Стал черпать Дождь воду из лодки, а она ещё больше наполнялась. Так и не сумел он до города доплыть, утонула лодка. Признал Дождь свое поражение.

На следующий день пришел к мужику Ветер.
Сказал мужик:
- Что же, Ветер, давай состязаться! Слышал я, быстр ты, да проворен! Полезно это в охоте, а сейчас как раз сезон зайцев ловить! Пошли в лес, кто больше поймает, тот и победил!
Согласился Ветер.
Несется Ветер по лесу, вмиг самого быстрого из зайцев нагоняет. Да вот только пытается схватить, да не получается, пробегают зайцы через него, словно через воздух, ибо из воздуха Ветер и сделан. И всех может догнать Ветер, да никого схватить ему не удается! Так и не поймал Ветер ни одного зайца! Признал он свое поражение.

Так и стал мужик победителем всех состязаний. Взял он Матушку-Землю себе в законные жены, и с тех пор не знал бед, каждый год у него был урожай богатый-пребогатый, ибо Матушка-Земля - источник всех богатств в мире! А три брата, Солнце, Дождь, да Ветер, его зауважали, братом своим признали, и во всем ему помогали! Так и жил он не тужил, да до сих пор живет, добро наживает!
харконнен

(no subject)

Интересно, почему у синеволосой Мардж и бывшего до облысения шатеном Гомера все трое детей - блондины?
Разбитое зеркало Лу

(no subject)

Нет бога, нет вселенной, нет жизни, нет человечества, нет рая, нет ада. Все это только сон, замысловатый дурацкий сон. Нет ничего, кроме тебя. А ты только мысль, блуждающая мысль, бесцельная мысль, бездомная мысль, потерявшаяся в вечном пространстве. (с) Марк Твен, "Таинственный незнакомец"