?

Log in

No account? Create an account

January 24th, 2017

Похищение из Мун-сити.

“Отец выставляет ружьё, что-то кричит. За ним прячусь я. Он делает выстрел в сторону монстра...
Женщина-паучиха бросается на него. Хватает за плечи и начинает рвать его плоть острыми, как ножи, клыками. Отрывает ему голову и почти захлёбывается от наслаждения в потоках бьющей фонтаном крови, и пьет, пьет, пока кровь не иссякнет...
Я кричу и убегаю... Монстр не обращает на меня внимания. Не я — её сегодняшний ужин. Утолив жажду, женщина-паучиха оплетает остатки трупа паутиной и приклеивает себе на брюшко. Поднимается на все восемь лапок и идет дальше. Сквозь туман, под дождём.”

Маделин снова проснулась от кошмара, который снился ей каждую ночь с тех пор, как у неё на глазах во время охоты погиб её отец.
Да, девушка часто убеждала себя, что именно его смерть дала ей свободу, сделала той, кем она сейчас является (а Маделин обожала свою нынешнюю жизнь), но… но в глубине души она любила своего отца. И ей очень его не хватало. Она тщательно скрывала это даже от самой себя, но навязчивые кошмары не давали ей об этом забыть. А в дождливую туманную погоду девушка плакала, понимая, что ей очень не хватает отца.
В ту ночь (впрочем, после Сокрушения, в мире всегда царит ночь) умер не только её отец. В ту ночь умерло всё светлое, что было в девушке. В ту ночь, она сама стала монстром. Не телом, но душой, сердцем, разумом.
Впрочем, большую часть времени Маделин это нравилось. Во всяком случае, большую часть времени она верила, что ей это нравится.

Read more...Collapse )