?

Log in

No account? Create an account

June 14th, 2016

После Исхода внезапно осознал, что в свои 26 лет не смотря на (а может и из-за) странную личную жизнь, полную странных историй, я ВООБЩЕ не умею знакомиться с девушками и даже не представляю, как это по-нормальному делается.

Дело в том, что вся моя личная жизнь делится на три периода: период Ниру, период одиночества и период блядства.

Ниру была моей первой девушкой, у нас с ней все было очень странно, это была юношеская любовь с первого взгляда, очень яркая и безумная, чуть не дошедшая до свадьбы (идеальной парой нас считали все, включая родителей и мою бабушку, которая любила Ниру судя по всему сильнее, чем меня самого), но очень печально закончившаяся из-за того, что мы жили в разных городах и эти отношения не выдержали проверку расстоянием (хотя держались мы год, что для отношений между парнем из Москвы и девушки из Минска безумно много).

После этого у меня очень долго (где-то четыре года) вообще не было никакой личной жизни (ну, кроме двух очень странных эпизодов, которые длились по неделе каждый).

А затем в 2012 все стало странно. Женщин было много, они были разными, отношения длились не больше месяца, часто они были за кем-то замужем, и даже если не замужем, то почти всегда в отношениях с кем-то ещё. И тут надо отметить, что ни с кем из них я не знакомился. Если я в кого-то влюблялся, то как и в прошлый период, это заканчивалось ничем (меня в лучшем случае мягко посылали, в худшем - панически убегали на другой конец света), а вот если просто у какой-то знакомой случался тяжелый период в жизни и рядом оказывался я, то далее на пару-тройку недель мы погружались в омут страсти, после чего у неё все налаживалось, она шла по жизни дальше, а я вновь оставался один, пока у кого-то снова не случался тяжелый период в жизни.

И на Исходе, на котором необходимо было жениться и все такое, двумя своими ролями, которыми мне пришлось это делать (Иаков ни с кем не знакомился, так как на начало игры уже имел одну жену, а на второй женился сразу же в начале, как на вдове своего брата, а Исаак умер в юном возрасте, чуть ли не сразу после обряда взросления), я ощутил, что ВООБЩЕ не представляю, как это делается, и делал это очень неловко и в большом смущении. Хорошо, что в обоих случаях это было сюжетно объяснимо (Авессалом всего себя посвятил своим планам Восхождения, да и сердце его любило лишь его сестру-близнеца, пусть и платонически, поэтому от мирского он был далек; а Вениамин вырос в лагере и всю свою жизнь знал лишь боль и ненависть, поэтому вообще оказался не готов к тому, что ему придется искать жену, дабы не пресеклось его колено, в котором он остался последним мужчиной).

Что делать с проблемой и делать ли с ней вообще хоть что-то я не понимаю, но рад, что осознал это все, так как раньше в упор этого не замечал, а сейчас это осознание объясняет многие странные эпизоды из моей жизни.

Я был уверен, что едва спадет адреналин игры, я рассыплюсь.

Два дня я карабкался в сандалиях по политым дождем глиняным холмам и ущельям, временами почти отвесным. Причем дважды - с Ковчегом, а он, хотя и был крутым, был весьма нелегким и не то чтобы подходящим для ношения по ущельям. Я ходил под дождем без дождевика (было лень достать его из сумки), я спал без термобелья в диком холоде (а во вторую ночь ещё и с ногами в луже). Спал я, кстати, очень мало и плохо. И почти не ел - так клевал орешки, да манну (не потому что не было еды, времени на еду не было). И все это при этом игра в очень эмоционально изматывающую и психологически тяжелую игру.

И тем не менее, я не заболел, я жив. В понедельник проспал денек, слегка потемпературил, но принял Феервекс, и все.

Сегодня чувствую себя так, словно этих двух дней и не было, хотя синяки говорят об обратном. Разве что тяжести стало поднимать больно, но два пакета по пять килограмм из магазина донести вполне смог, хотя и было некомфортно от боли в мышцах после игры.

Блин, круто-то как! Расту над собой! Обычно я от такого дохну, из-за сердца, одышки и вообще слабой физподготовки. А тут даже насморка нет!

Зоотопия (Зверополис)

Мысль, что давно преследует меня.

Увы, стоит дать карликам ощущение, что они равны великанам, как карлики начинают геноцид великанов.