?

Log in

No account? Create an account

May 17th, 2016

Хозяин Гор и Лесов

Вам, Дети с Юга Пришедших, это сказание скажу, но сказание это не сказка, а быль.
Было это давно, в те времена, что народ мой не вымер ещё, вами и Ужасом с Неба изгнанный с наших земель, а затем истребленный.
Племя мое жило у леса, что был рядом с горой. На вершине горы, как верили-знали все мои братья и сестры, жил тот, кому жертвы мы приносили. Бог, что жил на горе и властвовал над существами лесными, был древен, древнее, чем и лес, и гора, и весь этот мир, сотворенный не им, но тем богом, перед которым ваше племя ныне склонило колени.
Тяжкие времена наступили для нас, исконных хозяев этих земель. Предки вашего племени с юга пришли, нас вытесняли на север бесплодный они. Мы не сдавались, кровавой была та бойня-война. Вот только в помощь им прилетели Ужасы с Неба.
Трое их было, когда их узрел я впервые. Один был с глазами, что черны были, словно бездна, второй был бел кожей, как снег и словно кровь красен глазами, третий же был стариком с седыми усами, чьи глаза были стальными, словно тяжелое дождливое небо.
Нас истребляли они. Наследником-зятем вождя в ту пору я был, и едва пал вождь, подхватил я Зеленый Кинжал, что в древности был богом с горы нашему племени дан. Был тот кинжал не из нашего мира, но из того, что в древности канувшей в Лету сотворил бог с горы, но не было более мира того.
Ринулся я на Ужаса с Неба, чьи глаза были бездоннее бездны, в шею ему я вонзил Зеленый Кинжал. Ужаснулись Ужасы с Неба, редко умирал кто-либо из их бессмертного рода, впервые от смертной руки пал бессмертный.
Не дрогнул Ужас с Неба, чьи глаза были стальными, как тяжелое дождливое небо, мечом, что горел, словно пламя, меня он разрубил пополам. Но смерть была лишь началом.

Read more...Collapse )

Когда выбираешь между тем, что бы жить в сводящей с ума ледяной тишине одиночества, и тем, что бы жить в мире, где тебя поливают дерьмом просто за то, что ты это ты, понимаешь, что каждый из этих вариантов не так уж и жуток в сравнении с тем фактом, что тебе в принципе приходится выбирать что-то из них.

Я слишком добрый, чтобы убивать других.
Я слишком трусливый, чтобы покончить с собой.

Боже, избави меня от страха и дай смелости сделать то, что я должен.