?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Боярышника цвет

От себя добавлю, что беда первых двух самообманов (корпоративные ценности и прекрасное будущее) в том, что они не позволяют осознать, что пора прекратить копать яму.

А беда третьего - в том, что начинаешь видеть, что если ты не будешь копать, тебе ненавязчиво дадут пизды. И от открывшейся истины горько, потому что видишь, насколько всё плохо. Но только в этом пути есть шанс выйти из пещеры Платона.

Да, скорее всего, тебе не дадут. Ты умрешь при попытке бегства. А может опустишь руки от безуспешности попыток и продолжишь копать, но теперь отчетливо зная, что ты в тюрьме, а значит всё очень плохо. А может быть ты убежишь, но увидишь, что за пределами ямы ничего нет. Только грязь и пустота. И истина ещё хуже, чем полное самообмана копание ямы. Короче, в этом пути счастье крайне маловероятно, а вот страдания вполне объективны.

Но у этого пути есть хоть какая-то надежда перестать копать яму непонятно зачем и для кого. Потому что в остальных путях ты становишься стражем самому себе.

Оригинал взят у rovenion в Боярышника цвет
Говоря о том, что кто-то в чём-то находит забытьё и бегут от реальности, как-то упускают, что реальность уныла, неприглядна и вряд ли существует в принципе.

Реальность такова - измазанный в глине человек копает яму.
Он юный золотолесец и копает яму, потому что разделяет корпоративные ценности?
Он юный комсомолец и строит прекрасное будущее посреди тайги?
Он заключённый и мучительно отбывает срок?

Так что вопрос лишь в том, что придает жизни смысл и как бы половчее навязать окружающим свой (или не конфликтующий со своим) смысл. В реальности человек испытывает душевную боль. Мы брезгливо морщимся, когда видим, что он глушит её алкоголем. Мы бы хотели, чтобы он проецировал на Бога отцовскую фигуру/играл в танчики/работал бы в образовании, потому что предполагаем, что это способно заглушить его боль, и так он меньше оскорбляет взор (а иногда и радует).

Tags: