?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Превосходство

- Это не может быть правдой, - как всегда холодно и спокойно ответил ей брат.
- Я до последнего надеялась, что Фейдерштейн просто сошел с ума, и Азраил не восстал из мертвых! Но пока я ехала к тебе, я прошла через множество земель… и слышала множество слухов. Изучала их, сравнивала…
Азраил не просто вернулся, а обрел великую силу! Множество вампиров ныне служит ему, ибо он частично снял их проклятье, дав им возможность не становить тех, кого они убили! Не все вампиры служат ему… но те, что служат, служат ему преданно!
- Ложь! - закричал в холодной ярости Принц Дождя и Тумана, и на небе ударил гром, - я убил его! И ты это видела! Убил окончательно и бесповоротно!
- Она говорит правду, мой ученик, - послышался с неба голос, и Ракша, вглядевшись, увидела, что одна из туч куда чернее прочих и словно состоит из множества переплетающихся черных червей, - Азраил жив. Творцы чувствуют, когда происходят такие небывалые вещи, как возвращение из небытия одного из них.
- И… давно ты знаешь об этом?
- Время условно, ибо пала ложь Господа в тот миг, когда был убит он сам. Но достаточно давно.
- Почему же… почему ты не сказал об этом мне?!
- Потому что его оживили не враги наши, но друзья. Ныне служит он не Догме, тем более что нет больше Догмы, и даже не Консилиуму, что стали врагами нашими после Сокрушения, но нам, Шабашу. Брат мой, Король в Жёлтом, приказал оживить Азраила. Я, разумеется, знал об этом.
- И ты молчал?! После всего, через что мы прошли вместе, учитель?!
- Ты дорог мне, мой ученик. Но какого бы величия ты не достиг, ты - человек. А я и братья мои - боги. И нам нет дела до вас, смертных…
- Вы не так уж бессмертны, и ты это знаешь!
- Множество наших братьев погибло после Сокрушения, это правда… которая не может не радовать меня. Но так или иначе, Шабаш не интересует, доволен ли ты тем, что мы оживили твоего отца, или нет. Он нужен для наших целей, а значит ты или смиришься с этим, или станешь нашим врагом. А своих врагов мы сокрушаем.
- Твари, - закричала Ракша, - вы стали хуже Догмы! До Сокрушения мы, Шабаш, проповедовали свободу, боролись за свое право быть выше людей, творить что позволяют нам наша сила и наше превосходство, а вы!...
- А мы лишь показали вам, что есть те, кто превосходит вас. Мы. Боги. Вы мечтали о мире, где сильный порабощает слабого. Где хищник убивает жертву. Но так уж сложилось, что мы - сильные хищники, а вы - слабые жертвы. Вы добились своей цели. Вот только это была НАША ЦЕЛЬ,- последние его слова звучали как гром и сопровождались молниями.
- Я убил Азраила один раз, убью его и во второй.
- Боюсь, я не могу тебе этого позволить, мой ученик. Мне придется убить тебя. А затем я изнасилую и убью твою сестру, так как она неизбежно начнет мстить за тебя.
- Вроде бог, вон, выглядишь, как туча, а хочешь того же, что и все мужики, - усмехнулась Ракша.
- Я многому научился, пока был вынужден скрываться среди вас. Ваши боги стали похожи на вас, впитали ваши желания, вашу скверну. И теперь мы творим с вами то, что вы сами хотели творить с другими. Потому что можем. И потому что хотим.
- Неужели ты просто так возьмешь и убьешь меня? После всего, через что мы прошли вместе, учитель?
- Ты прав. Ты достоин славной гибели в славной битве. Я сохраню тебе те силы, что дал тебе. Увидимся на Дождливой Холме. Ты поднимешься на его вершину, а я спущусь с небес к его вершине. И наша битва начнется.
- И наша битва начнется.

- Спрячься в дупле этого дерева. Ты увидишь из него всю битву, но тебя не заденет дождь… а он будет опасен, когда столкнуться Дождливый Пастырь и Принц Дождя и Тумана, - Ракшу всегда бесило, когда ради пафоса её брат говорил о себе в третьем лице.
- Может я помогу тебе?
- Учитель оставил мне мою силу. Я не буду отвечать подлостью на благородство.
- Дурака кусок, - улыбнулась Ракша.
- Это у нас семейное, - улыбнулся в ответ Принц Дождя и Тумана.
Ракша поняла, что уже очень много лет не видела его улыбающимся.

Они сошлись на вершине холма, где небо сходилось с землей. Бог и человек. Учитель и ученик. Дождливый Пастырь и Принц Дождя и Тумана.
Тут же полил кислотный дождь. Но они оба знали защиту. Принц Дождя и Тумана материализовал из капель дождя и сгустков тумана себе меч, и начал отбиваться им от сотен тысяч щупалец-червей, которыми его атаковал Дождливый Пастырь.
Сделав очередной выпад мечом, Принц Дождя и Тумана призвал заклинание тленного тумана. В нескольких местах на тучеобразном теле Древнего Бога обращающиеся в прах черви-щупальца издали жуткие пронзительные крики, и Дождливый Пастырь замедлился, чтобы поменять защиту, в этот момент Принц Дождя и Тумана усилил кислотный дождь, пользуясь образовавшейся из-за смены защиты брешью. Дождливый Пастырь закричал, и ещё яростнее атаковал колдуна своими щупальцами, после чего, неожиданно, сменил свой кислотный дождь на животворящий.
Тысячи растущих с небывалой скоростью деревьев взвились ввысь, пытаясь пронзить Принца Дождя и Тумана, и ему пришлось начать отбиваться от них, а не от своего учителя.
Древний Бог воспользовался передышкой и пустил в ученика молнию. Тот успел отбить её мечом лишь в самый последний момент. Колдун хлопнул в ладоши, и тленный туман перестал осаждать Дождливого Пастыря и начал обращать в прах деревья. Но те не сдавались, и продолжали расти с огромной скоростью, пытаясь преодолеть огромную скорость тления. Жизнь боролась со смертью.
Дождливый Пастырь вновь стал атаковать Принца Дождя и Тумана молниями, но тот отбивал их одну за другой своим мечом. В ответ он бросал в учителя огненные шары, но тот гасил их дождем.
Вдруг раздался выстрел. Учитель и ученик остановились. Дождливый Пастырь начал стремительное падение на землю, и с каждым мгновением падения от него отваливались черви-щупальца, превращая его во все более антропоморфную и маленькую фигуру.
Когда он упал, он выглядел совсем как тогда, когда Принц Дождя и Тумана впервые нашел его. Как небольшое смешное заросшее длинной серой шерстью существо.
- Пули Михаила? - прохрипел поверженный бог.
- Ага, нас с Луи в свое время пытался убить один маршал Доунгана, вот, остался от него трофейчик.
- Подлая раса…
- Учитель, простите, я не хотел, чтобы вы умерли так! Я не знал, что она это сделает!
- Ты сражался достойно, и в произошедшем нет твоей вины. Прошу об одном. Убей меня ты. Я хочу умереть от руки своего достойного ученика, а не от подлой пули его… прагматичной сестры, - Древний Бог явно хотел сказать более крепкое словечко, чем “прагматичной”, но сдержался.
- Да, учитель, - сказал Принц Дождя и Тумана и убил Дождливого Пастыря.

- Ну, и где мы будем искать Азраила?
- Я не хочу с тобой сейчас говорить. Доберемся до Мун-сити - подумаем. А пока заткнись. Я никогда не прощу тебе того, что ты сделала.