?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Искупление.

Бедивезер гнал на всех порах, хотя и понимал, что нет, это не морок, это запах гари, и когда он доедет, он не увидит старого доброго Доунгана, как сейчас мечтает, нет, он увидит выжженные оскверненные земли павшей цитадели света…
Вдруг, движение сбоку заставило его остановится. По дороге бежала девушка. Выглядела она ужасно - в рваном платье, закованная в цепи, на лице - кляп-маска. Она явно бежала уже из последних сил, постоянно спотыкаясь и не видя ничего вокруг. Когда она в очередной раз споткнулась и упала, маршал соскочил с лошади и подбежал к ней. Она лежала без сознания.
Бедивезер разжег костер, затем, при помощи маршальских инструментов расковал девушку и начал готовить супчик из своих припасов.
Долорес очнулась от того, что он начал её кормить с ложечки. К тому моменту Бедивезер узнал девушку. Он не помнил её имени, но видел пару раз в салуне.
- Я вас помню, я видела вас в салуне! - так же узнала его она.
- Тихо-тихо, вам надо набираться сил! Вы в безопасности!
- Я должна бежать в Доунган! Мой любимый!...
- Доунган пал… Подозреваю, ваш любимый, если он был там…
- Он не был там! Вернее был… но во время Выжигания его там не было! Это долгая история… Так или иначе, он сказал, чтобы я ехала туда и ждала его там. И мне нужно туда как можно скорее, потому что его обманули и он думает невесть что!
- Так, пока вы не съедите весь суп я вас всё равно никуда не пущу! А когда съедите, мы вместе поедем туда. Ваш любимый был депьютом?
- Нет, маршалом, - девушка смутилась.
- Но Кодекс… Ладно, после падения Доунгана это уже не имеет особого значения. Сейчас каждый выживший маршал на счету. Я, конечно, с ним серьезно поговорю, но думаю теперь ваши отношения можно простить и даже одобрить. Как зовут вашего возлюбленного?
- Уилл Тёрнер.
- А, молодой щегол, помню его, помню, - улыбнулся Херршер, - да, он похож на того, кто мог бы влюбиться несмотря на Кодекс…
- Он прекрасный человек, вы просто не понимаете!
- Я понимаю, - сказал Бедивезер неожиданно серьезно, - хорошие люди более всего склонны нарушать правила. Возможно, поэтому мы и проиграли, - маршал неожиданно погрустнел.
- Простите, я сказала что-то не то?
- Во время рейда… Рейда, благодаря которому я не сгорел с остальными в Доунгане… Из-за выполнения правил я совершил ужасную ошибку. А затем Доунган пал. А теперь ваша история, история того, как любовь вопреки правилам по сути спасла вам жизнь… Я же знаю, что у Тёрнера не было рейдов. А когда маршал и девушка из салуна оказываются за пределами Доунгана, это может означать только одно, - Долорес покраснела ещё больше, - но я вас не осуждаю, нет… Напротив… Я действовал по правилам, а поступил неправильно. Вы действовали вопреки правилам, а поступили правильно. Похоже, после Сокрушения этот мир совсем сошел с ума… Потому, наверное, Доунган и пал....
- Все руки вверх! Никому не двигаться, - из кустов неожиданно выскочили какие-то люди.
- Нас всего двое! Мы не желаем зла! Я - маршал Доунгана!
- А я - Король в Жёлтом! Маршалов не осталось! Кто вы такие?!
- Говорю же, я - маршал Доунгана! Во время выжигания я был в рейде!
- Слушай, давай отведем их к Арни, пусть сам разбирается? Он же главный, так ведь?
- Ага, пока Блэкхэнд не вернется, - люди почему-то засмеялись, - хорошо, так и поступим. Так, вставайте, Арни разберется с вами!

- Семь лет! Я ждал этого дня семь лет!
- Простите?
- Знаете, многие уже сомневаются, что Блэкхэнд вернется. Ропот ходит, то и дело подавлять приходиться… А я ведь не могу нарушить свой долг. Сначала я проклинал чертовы М-баксы, а потом осознал, что в исполнении Приказов Блэкхэнда, в некотором роде, смысл моей жизни. Может, это безумие, а может… когда каждый день думаешь о том, что должен будешь выполнить некое дело, причем не знаешь, когда именно наступит момент этого дела… Ты ждешь, ждешь, даже толком не зная, а наступит ли этот день, доживешь ли ты до него… Он становится для тебя чем-то сакральным… Когда Блэкхэнд вернется… Что же, сегодня я Ему позвоню и сообщу, что мы нашли вас.
- Да, черт подери, кто такой этот ваш Блэкхэнд и при чем тут мы?!
- Блэкхэнд - Истинный Владыка Плантации! Он был здесь, когда пришли люди, Он прошёл путь с самого низа до самого верха, Он был рабом, охранником, советником… А затем стал Владыкой! Но став Владыкой, Он уехал… ибо сердце Его разбито! Но оставил мне Свои Приказы!
- Так, ещё раз, а мы здесь при чём?
- Ты - Соблазнитель, а она - Падшая Королева, из-за которой Блэкхэнд Ушёл! Но теперь, когда мы исполним Его Приказ, Он вернется! Не сразу… когда вы в муках искупите свой грех! Он вернется и мой Долг будет исполнен!
- Какой грех, что вообще происходит?! Мы не знаем никакого Блэкхэнда! Это какая-то ошибка!
- Нет-нет-нет… Соблазнителя мы будем избивать каждый день, а тебя, Падшая Королева, заставлять на это смотреть! И так будет, пока Блэкхэнд не вернется! Чтобы ты ждала Его, как Он ждал тебя! И тогда, в ожидании и лицезрении Справедливости, твое сердце очистится, и ты станешь Его Королевой, когда Он вернется, и мой Долг будет исполнен! Уведите их! Хотя нет, надо приступать к наказанию немедленно! Соберите всех на главной площади! Пусть все жители Плантации видят, что Приказ Исполняется, что близок день, когда Блэкхэнд вернется!

- Так значит, вы считаете, что ваш Уильям и есть этот загадочный Блэкхэнд?
- Да, я же рассказала вам нашу историю… Всё совпадает! Мне так жаль… Простите меня… и Уилла, - девушка заплакала.
- Вы ни в чем не виноваты… Кстати, меня зовут Бедивезер. А вас, я так понимаю, Долорес?
- Да, - всхлипнула девушка.
- Ладно, по-крайней мере, мы знаем, что всё это закончится. Уилл приедет, вы расскажите ему всю правду, и этот ад закончится… Тем более, они хоть и будут меня бить, умереть мне не дадут, они ведь нарушит Приказ. Ох, как же всё болит…
- Но сколько нам ждать?
- Кто знает? Арни позвонил Блэкхэнду, то есть, простите, вашему Уилла прямо на площади, и тот уже направляется сюда… Но на этих землях время течет быстро… И неясно где он сейчас, как время течет там.... Может, пройдут дни, может недели, может месяцы, а может и годы…
- Боже, его наказание исполнится дословно… Я буду ждать нашего воссоединение, как он когда-то ждал… в муках и страданиях… Не зная, когда это всё закончится…
- Ну, вас они пальцем не тронут, а я… Я же маршал Доунгана, я привычный, - усмехнулся Бедивезер, - главное не теряйте надежду. И веру. И любовь. Только ваша любовь сможет закончить весь этот кошмар…
- Вы так мудры.
- Я был слишком глуп раньше… чтобы не стать мудрым сейчас. Все мы расплачиваемся за свои грехи, так или иначе. Разве что вы страдаете ни за что....
- Из-за моей любви всё и началось. Я виновата, я заслужила всё, что со мной происходит.
- Никогда не смейте так говорить! Любовь - это последний свет в мире, где света почти не осталось! Чтобы вы не сделали ради неё… Вы поступили правильно.
Долорес обняла лежащего из-за ран Бедивезера.

- Боже, мы совершили огромную ошибку! Какая же я тварь… Я так виновата…
- Вы ни в чем не виноваты, вас можно понять… Ох, какой же я дурак… Поддался соблазну плоти…
- Вас винить не в чем. Вас уже пять лет каждый избивают, вам была нужна ласка, а рядом была я… Но я… меня же не мучают, только на вас смотреть заставляют, а я… Ох… А ведь Уил, наверняка, до последнего был верен мне, спустя тридцать лет ада продолжал любить меня…
- Вы тоже любите его, а значит душой ему верны. А плотское… это плотское. Он небось тоже за тридцать лет хоть раз в бордель, да зашёл.
- Не смейте так говорить! - Долорес отвесила Бедивезеру пощёчину, - хотя… вряд ли мы узнаем правду о нём… Судя по тому, какой ужасный режим он тут основал, он очень изменился, - Долорес заплакала.
- Не плачьте, он вернется и всё закончится!
- Я плачу не об этом. Знаете, тогда, в шкафу того ужасного трактира… Я не узнала его голос. Такой чужой… с хрипотцой… Он казался совсем чужим. А что если он и был совсем чужим? То есть, не в буквальном смысле… Что если того Уилла, которого я любила и ждала все эти годы… Его нет? Есть только монстр Блэкхэнд, ужасный монстр, одержимый осколками памяти того, чем когда-то был в прошлом? Одержимый настолько, что он не послушает меня, всё равно убьет вас? Тебя?
- Ты ведь верна ему душой? Долорес, ответь мне честно, сейчас ты изменила ему же только плотью? Плотью, не душой?
Долорес заплакала. Бедивезер обнял её.

На главную площадь их вывели с самого утра. Как, впрочем и весь город.
Блэкхэнд приехал в районе полудня. Это был старик лет пятидесяти, одетый во все чёрное. Бедивезеру он показался смутно знакомым, но маршал не смог вспомнить, почему.
Блэкхэнд ехал на вороном коне, который был увешан отрубленными человеческими головами. Сзади к коню были привязаны рабы, что еле переставляли ноги, плетясь за конем Блэкхэнда.
Человек в черном соскочил с коня.
- Охота была удачной. Отведите этих рабов на поля.
- Босс, но мы уже много лет не используем рабский труд, у нас более технологичный процесс…
- Тогда убейте их, если они не нужны. Так, а вот и ты! - Блэкхэнд подошел к Долорес, - откуйте их обоих!
Долорес и Бедивезера расковали из цепей. Блэкхэнд тут же нанес Долорес пощечину. Она же плюнула ему в лицу.
- Как ты смеешь, после всего, что я пережил ради тебя!
- Я пережила не меньше, но не ради тебя, а из-за тебя!
- Ты не дождалась меня всего неделю! Я же стремился к встречи с тобой тридцать лет!
- Когда ты разбивал в гневе вазу в том ужасном трактире, я была в шкафу, в цепях и с кляпом во рту! И меня бы съел тот ужасный трактирщик, если бы я не сбежала! Сбежала, чтобы догнать тебя и сказать, что всё ложь! И знаешь, что было потом? Потом я попала сюда, и семь лет меня и этого ни в чем не виноватого человека, твоего брата по оружию, мучили, потому что ты приказал мучить нас!
- Что?... Что… Не может… не может, - Уилл выглядел шокированным.
- Я пережила ужасные муки из-за тебя, надеясь, что всё вытерплю, встречу тебя, всё расскажу и мы снова будем жить, как когда-то! Но так не будет! Потому что я любила Уилла, а ты - Блэкхэнд, монстр, что предал всё, во что верил Уилл! Я ненавижу тебя! Можешь убить нас с Бедивезером, но я никогда не буду твоей!
Человек в черном стоял ошарашенный. Его взгляд казался сейчас бездонно-мёртвым. Казалось, осталась лишь пустая оболочка, а всё, что осталось от души, умерло, когда Долорес сказала свои слова. Из левого глаза мужчины выползла одна маленькая неуверенная слеза и медленно покатилась по щеке.
Бедивезер схватил Долорес и вскочил с ней на коня. Они поскакали куда-то вдаль. Жители Плантации похватали ружья, но Блэкхэнд поднял руку и остановил их.
- Нет! Седлайте коня! Я сам догоню их! И… всё закончится.
- Но? Но мы же столько вас ждали! Неужели вы снова покинете нас?! Всё… всё должно было быть не так! - закричал Арни.
- Мне всё равно, чего ты там ожидал, - сказал Блэкхэнд ледяным голосом. Его взгляд снова наполнился решимости. Твердой рукой он схватил револьвер и застрелил Арни.
- Седлайте коня. Сами выберите, кто у вас тут будет за главного. Мне всё равно. Я больше сюда не вернусь. Мне здесь не место… Мне нигде нет место. Я закончу это. Раз и навсегда. А ну живо седлайте мне коня, пока я всех тут не перестрелял! - закричал он и выстрелил в воздух.
Люди тут же зашевелились и начали его снаряжать. Никто не хотел разделить судьбу Арни.


- Куда мы прискакали?
- В Эспада Хиллс. Я спас их перед тем, как поехал обратно в Доунган. Здесь время течет очень медленно, для них едва ли прошли хотя бы сутки. Они защитят нас, в благодарность за мой подвиг!
- Хм, здесь довольно пустынно…
Город и правда был абсолютно мёртвым.
- Эй, есть здесь кто?!
- Не кричите! - из ближайшего домика выглянула голова, в которой Бедивезер узнал Джона Крафта-младшего, - бегом сюда!

- Что у вас произошло?! С моего отъезда прошло же всего ничего! Или я ошибся в расчётах?
- Да нет, вы нас покинули меньше суток назад… Вот только спустя несколько часов после вашего ухода мой отец… то, что от него осталось… Он напал на нас, мы тогда продолжали праздновать победу над монстром. Он был силен, как сотня медведей и его не брали пули! Мне даже показалось, что он стал ещё выше, а медвежья шкура в него словно вросла! Спаслись только мы, - в домике кроме Джона-младшего была его мать Мэри, бармен, кажется, его звали Эйс, и ещё пара человек, старик и девушка, чьих имен Бедивезер не знал, - а потом… Потом он зачем-то начал оттаскивать все тела на кладбище! Мы затаились здесь.
- Боже, нет! - хлопнул себя по голове Бедивезер.
- Вы что-то поняли?
- Да, конечно! Рафаиль не разорял могилы! Он пытался остановить некротический прорыв!
- Некро-что?
- Судя по всему, на кладбище поселился колдун-некромант, которого Рафаил и искал. А когда мы убили архангела, колдун заколдовал Джона-старшего, чтобы собрать побольше трупов на кладбище, а затем оживить всех и повести армию мертвых… не знаю даже куда он там собрался её вести.
- Боже, - воскликнул Джон-младший, - мы должны его остановить!
- Эх, жалко со мной нет моего маршальского набора… Ох… Ладно, я напортачил, мне и исправлять, только дайте ружье!
- Я пойду с тобой! Я потеряла одного возлюбленного, не хочу потерять и второго!
- Мы все пойдем с вами, - подала голос Мэри, - нет смысла делиться. Либо мы победим в битве, в которой пригодится каждый человек, либо всё равно все погибнут, когда он поведет сюда свою армию мертвых.
- Вы правы! - кивнул головой Бедивезер, - вооружаемся и выдвигаемся как можно скорее, потому что если он уже оживил свою армию мертвых, то мы опоздали! И да, мне нужно что-нибудь вроде мачете, раз Джона-старшего не берут пули!
- Думаю, у меня есть подходящее, сэр, - сказал бармен, - и даже не одно!

Человек в медвежьей шкуре убил половину группы. Но Эйс успел перед смертью как следует рубануть Джона-старшего по ногам, и тот повалился на землю, после чего Бедивезер отсек мачете руки чудовища, которыми тот продолжал защищать голову. Маршал уже было занес мачете, чтобы нанести удар по шее и отсечь голову, как вдруг Мэри выхватил пистолет и закричала:
- Опусти мачете, урод!
- Мама, не дури, это уже не наш папа!
- Джон-старший всё так же мой муж, точно так же, как вы с Питером - мои дети!
- Что? - недоуменно спросил Джон-младший.
- О, теперь я всё понял! - воскликнул Херршер.
- Что… что происходит? - всё ещё ничего не понимал Джон-младший.
- Когда мы похоронили Питера… Я проводила на его могиле дни и ночи. И однажды ко мне пришел человек с ледяными глазами. Он был одет в деловой костюм и перчатки, через плечо перекинута сумка… Приятное, хотя и пухловатое лицо, если бы не его ужасные ледяные глаза, каких не бывает у людей… Он спросил, люблю ли я своего сына. Я ответила “да”. Он спросил, хотела бы я, чтобы мой сын вернулся… Я ответила “да”, и ответила бы так ещё тысячу раз! И он оживил Питера…
А затем выскочил этот урод с золотыми крыльями, закричал “Азраил, я думал, ты умер?”, человек с ледяными глазами ему ответил: “Как видишь, нет, просто сменил сторону… снова”, после чего обернулся летучей мышью и улетел. Этот же урод превратился в чудище и бросился на Питера… Но тот каким-то чудом убежал под землю… Я же побежала за вами…
А когда я убила эту тварь с вашей помощью, и все пошли праздновать, я побежала проверить, что с Питером. Он вышел из могилы и сказал “этот город несовершенен… но я всё исправлю, мама”. Джон-старший как раз подошел к нам, и Питер дал ему сил, чтобы…
- Но мама, он же хочет превратить всех в живых мертвецов!
- Он твой брат! И мой сын! Остальное не имеет значения! Семья должна быть вместе, несмотря ни на что!
Джон-младший застрелил свою мать. А Бедивезер снова начал бить Джона-старшего мачете по шее, и продолжал это пока не отсек голову. Он настолько погрузился в этот процесс, словно безумный, что даже не услышал второй выстрел.
Когда он закончил, Джон-младший лежал мертвый. Из его виска вытекала кровь.
- Застрелился?
- Да.
- Плохо… Нас всего двое против мертвого мальчика-некроманта… Надеюсь, он ещё…
- ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПРИНЦ БЛИТЦ! МИР СТАНЕТ СОВЕРШЕНЕН!
- Вашу мать, - одновременно закричали Долорес и Бедивезер, когда увидели вдали движущуюся на них армию мертвецов.
Вдруг, с другой стороны к ним принеслась лошадь. Уильям закричал:
- Быстро прыгайте на коня, все вопросы потом!

Когда они доехали до городка, Уильям спешился.
- Почему ты спас нас?
- Сначала я хотел вас убить, а затем… Ты права Долорес. Я во всем виноват. Я предал Доунган, выбрав любовь, а затем предал любовь, поверив в ложь….
- Но ты ведь не знал!
- Я слышал шум в шкафу, но не придал ему значения… У меня даже не возникло мысли, что трактирщик может врать! Потому что в глубине моей души… Я подозревал, что так и случится. Что все эти тридцать лет были напрасны, что ты уже давно уехала… Я ведь мог бежать с Плантации на десять лет раньше! Но испугался… Я обманывал себя тем, что просто хочу сделать тебя Королевой Плантации, но на деле… я просто боялся приехать в трактир и увидеть, что ты меня не дождалась. Что все мои страдания, все ужасные вещи, что я совершил, всё было зря…
- Зачем ты спешил коня? - влез в разговор Бедивезер.
- Конь не сможет долго и быстро вести троих. Уезжайте вдвоём.
- Мы не уедем без тебя! - закричала Долорес, - я теряла тебя слишком много раз, чтобы потерять снова!
- Нет. Поехав за вами я твердо решил, что убив вас, я покончу с собой. Убивать вас я не хочу… А тут есть возможность не кончать с собой, а погибнуть, как настоящий маршал Доунгана.
- Нет! Нет, ты не должен так поступать!
- Должен. Долорес… Ты ведь была права. Уил умер. А я - монстр, предавший всё, ради чего Уил жил. Я совершал ужасные вещи… А теперь, когда ты пробудила во мне совесть, воскресила старого Уила… Я не могу теперь жить, зная, что я натворил за эти годы!
- Но ты не виноват, жизнь сделала тебя таким!
- Жизнь - это вечное испытание, проверяющее нас на прочность. И в каждое мгновение у нас есть выбор, поддаться или продолжать быть собой. Я поддался. И должен это искупить.
- Я остаюсь с тобой, - снова подал голос Бедивезер, - из-за меня этот город погрузился во мрак, не хватало ещё, чтобы кто-то погибал тут за меня.
- Как в старые времена, брат?
- Как в старые времена, брат.
- Я остаюсь с вами.
- НЕТ! - одновременно закричали мужчины.
- Это не обсуждается. Я понимаю, у вас долг головного мозга, но я пережила слишком много потерь, чтобы жить после того, как потеряю вас обоих. Хватит вам мужикам решать за меня! Я остаюсь!
- Что же… Вместе до конца?
- Вместе до конца.
- Вместе до конца.
Они шлепнули коня и тот поскакал вдаль, оставив их одних в Эспада Хиллс.
Из-за горизонта показались мертвецы, скандировавшие “ПРИНЦ БЛИТЦ!”

Троица взялась за руки в последний раз, после чего достала всё оружие, какое у них было, и приготовилась к бою. В эти мгновения, последние в их жизни, они были едины, как никто и никогда, ни до, ни после, ни в прошлом, ни в будущем, нигде на земле и небесах не был так един в трёх лицах.