?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Блэкхэнд

hold off (англ) - держаться поодаль.
black hand (англ) - чёрная рука.

Уильям стоял, как каменный истукан, уже несколько часов. Он никак не мог поверить, что опоздал.
Поначалу он ездил по попелищу, что осталось от Доунгана, пытаясь убедить себя, что всё это не может правдой.
Затем он нашел посреди города два нетронутых пламенем тела - старика Стального Майка и какой-то монашки. Видимо длань архангела Михаила защитила их тела от осквернения, которому подверг прочий город Выжигатель.
Уильям похоронил их в общей могиле. Закончив работу, он встал, как каменный истукан. Он стоял так несколько часов. Никак не мог поверить, что опоздал.
- Бог в помощь! - окликнул его кто-то со спины, видимо имея ввиду работу по копанию, ведь Уильям стоял всё ещё с лопатой, которой и выкопал могилу.
Уильям выхватил револьвер и резко развернулся.
- Хей-хей, ствол-то опусти, мы пока зла тебе не желаем, а если бы желали, тебе и ствол бы не помог, нас-то больше! - начал махать руками толстяк с отдающей рыжиной бородой. Вокруг него действительно стояло десятка два вооруженных мужчин, и, судя по шуму, вдали были ещё люди.
- Кто вы?
- Ну, когда-то меня звали Савелий Холодов, но мои люди называют меня просто Холдофф, и это более чем хорошо характеризует наше занятие. Держимся поодаль от Выжигателя, но следуем по его пламенному следу, дабы…
- Дабы разжиться тем, что осталось от выжженных им городов. Вы - обыкновенные мародеры! Уходите, вам здесь не место!
- Отнюдь, на мой взгляд, именно здесь нам самое что ни на есть место! Здесь светит солнце, а от оставленной Выжигателем золы земля, наверняка, крайне плодородна. И это чудо, что мы займем такое место первыми! Построим тут город, начнем выращивать продовольствие, затем продавать его… Я уже послал своего человека в Мун-сити, чтобы он предложил им поставки.
- Боюсь, вам придется очень долго ждать. В Доунгане самое быстро текущее время во всем, что осталось от мироздания. Тут пройдут годы, прежде чем он доедет до Мун-сити, тем более обратно!
- Даже так? Что же, это просто отлично! У заказчиков пройдет всего неделя, а мы уже успеем вырастить несколько урожаев! Прокормим весь мир такими темпами! Да и оборону этого места сможем отстроить получше…
- Вы не оскверните это место, я вас всех перестреляю!
- Ох, боюсь я слышал это во всех местах, в которые мы приходили помародерствовать! А результат один - у нас становилось больше рабов. Мне говорили, “Холдофф, зачем нам рабы, кормить их ещё?”, а я знал, что найдется место, в котором нам понадобится каждый из них! Например, такое, где они будут возделывать эту благословенную светом и пламенем землю!
- Что ты несешь?
- Сложи оружие на землю и закуй себя в эти оковы! - зелёные глаза Холдоффа резко потемнели, и Уильям против своей воли начал выполнять приказ гипнотизера.

- Нужно бежать!
- Уилл, ты пытаешься бежать уже Бог знает в какой раз. И каждый раз тебя ловили, избивали и возвращали сюда работать. Ты ещё не устал?
- Завтра прибудут гости из Мун-сити, забрать первую партию еды, всё то, что мы вырастили за десять лет! Десять лет впаха в этом аду, в котором всё так же пахнет гарью, словно Выжигатель прошёл буквально вчера! Ты сам знаешь Холдоффа и его любовь к водке, он, наверняка, устроит гулянку в честь той прибыли, что ему принесет эта сделка! Все будут пьяными и у нас будет шанс сбежать! К тому же после на полученные от демонов М-баксы он закупит новые охранные системы, как и хотел все эти десять лет, и наши шансы на побег уменьшатся!
- Они и так невелики. Люди Холдоффа всегда нас хватали!
- Я подозреваю, что нас кто-то сдает! Но в этот раз никто, кроме меня, не будет знать подробностей плана. Каждому, в том числе тебе, я скажу лишь часть общего плана. И никто не сможет нас сдать! Так ты с нами?
- Ох… Ладно, все равно нам нечего терять, кроме своих цепей…

- Уилл-уилл-уилл! Билли! Как же я по тебе соскучился, - Холдофф выпил залпом рюмку водки.
- Как ты опять раскрыл мой план?! Его же никто не знал!
- О, Уилл! Знаешь, когда мой посланник год назад только прибыл из Мун-сити с благой вестью, что они согласны и скоро приедут сюда за первым урожаем, он привез мне в подарок одну штучку от них. Вот!
- Камера? Не думал, что до нашего времени хоть одна уцелела.
- Консорциум любит науку, у них там в Мун-сити каких штук только не осталось! Но не об этом речь! Смотри, что я снял пару дней назад! К слову, сейчас это же показывают и в рабских бараках, - Холдофф нажал на кнопку воспроизведения.
От увиденного Уильям аж побледнел от злости.
- Гипноз! Как я сразу не догадался! Ты гипнозом заставил меня самого всё тебе рассказать!
- Ну, это ты знаешь, так как не помнишь, чтобы делал то, что сняла камера. Ещё бы, память я же тебе подчистил! А вот прочие рабы не в курсе. Они лишь сложат три факта: к побегам их, в основном, подстрекал ты, после побегов их наказывали, а вот тут на видео ты сдаешь их мне. Ах, да, а ещё после побега тебя привели ко мне и мы о чем-то мирно беседовали! Четыре, не три! Всегда был слаб на счет…
- Они поймут, что это провокация!
- Ой, я тебя умоляю, уже несколько лет их жизнь состоит из побоев, работы и недоедания! Люди в таких условиях не очень склонны хорошо соображать! Поверь мне, я до Сокрушения психологом был, в универе много изучал на эту тему.
- Гипнозу ты тоже тогда научился?
- Ну, таким мистически мощным он стал только после Сокрушения, но азы я освоил ещё тогда, это правда… Но я с тобой поговорить не об этом хотел. У тебя, в целом, сейчас ровно два пути.
- Целых два?
- Ага! Первый, это состроить сейчас из себя гордую невинность, после чего тебя отведут обратно в барак. Где тебя ждет отнюдь не сладкий приём у прочих рабов. Ты станешь куском дерьма из кусков дерьма, тебя днем будут бить и унижать мои люди на работе, а после тебя будут бить и унижать прочие рабы на отдыхе. Им, кстати, скоро свежую партию, которую мы купили, подгонят, там много сильных хлопцев, что посильнее наших заморышей, и которые, несомненно, будут рады, что тут уже есть своя омега, или, как их называли у меня на родине, петух.
- А второй путь?
- Служить мне, конечно же! Ты умный парень, вон какие крутые планы побега строил! К тому же бывший маршал Доунгана. Можешь быть полезен!
- Вы мне и пушку дадите?
- Конечно!
- А не боишься, что я тут же застрелю тебя? Гипноз-то твой только разово выполнимые приказы позволяет отдавать, не так ли?
- Хорошо меня изучил, молодец! Вот только знаешь ли ты, что вот это такое?
- М-бакс?
- Ага! А они обладают одним замечательным свойством. Нельзя не выполнить то, за что они заплачены. Вот я и буду тебе платить за верную службу.
- Хорошо. Одно условие.
- Какое?
- Ты выпустишь меня ненадолго из города. Мне надо кое-кого забрать сюда.
- Девчонку твою?
- Откуда ты знаешь?! - вскипел Уильям.
- Ну, я, знаешь ли, человек душевный, люблю выпить с рабами, узнать у них всю поднаготную, а затем память потереть…
- Тварь! - Уилл бросился на Холдоффа, но охранники тут же схватили его, он успел лишь поцарапать толстяка ногтями за шею.
- Сволочь какая! Знаешь, я ведь был готов тебя отпустить к ней! Но знаешь, за это помаринуйся-ка месяцок с другими рабами! А потом я повторю свое предложение! Вот только чтобы к ней отъехать тебе придется десять лет отработать! Для неё это лишние пару лет, а ты будешь знать, как на благодетелей кидаться!
- Я никогда не буду на тебя работать, тварь! Никогда!

- Уильям Тёрнер, согласен ли ты за плату в 10 М-баксов в неделю работать следующие десять лет на меня, защищая мою жизнь, мою свободу и мои капиталы от любых посягательств, даже если потребуется для того пожертвовать собой, а также выполнять все мои приказы и поручения, не смея покинуть свой пост без моего согласия?
- Да, я согласен.
- По рукам! - толстяк ухмыльнулся, - твое здоровье! - Холдофф выпил водки, - оружие тебе Бернард выдаст! Он же у вас в охране за старшего… Но это ты и так знаешь! Топай, а я пока развлекусь! - когда Уильям вышел, в кабинет Холдоффа завели двух сексапильных рабынь.

- Зачем это тебе, я понимаю. Хочешь напоследок отомстить Холдоффу за то, что свою девку увидишь только через неделю, а не десять лет назад. Но мне-то это зачем?
- Бернард, ты гнешь спину на жирдяя уже двадцать лет, если не больше. Я помню тебя ещё среди тех, кто прибыл на эти земли в самом начале, и уже тогда он был главным, а ты - нет. Неужели тебе бы не хотелось прибрать его дельце к рукам? Честно говоря, верится с трудом. Да и слухи ходят всякие, о контрабанде там, о недоимках...
- Ну, не знаю, а вдруг он, как тогда, десять лет назад, загипнотизирует тебя, и ты ему всё выложишь?
- Вот за этим ты мне и нужен.
- В смысле?
- Слушай, не придуривайся, я уже пару лет, как заметил, что на самом деле на тебя не действует его гипноз. Что, прикупил что-то у демонов?
- Не у них… Короля в Жёлтом не устраивает, что выжженные его Выжигателем земли используют те, кто работает на деньги Совета Демонов.
- И за амулет от гипноза ты согласился левачить на него?
- За амулет и солидную плату! Ладно, в чем твой план?
- Смотри, через неделю мой контракт истекает, и защищать его за М-Баксы я не обязан. Но он это тоже знает, и будет готов применить свой гипноз. Если ты дашь мне такую же штуку, как у тебя, я смогу застрелить его. Я уезжаю к любимой, а ты возглавляешь Плантацию. Ну и Король в Жёлтом доволен, что отжал Плантацию у Мун-сити.
- Хорошо, держи, - Бернард протянул Уиллу амулет, замаскированный под черные перчатки, - только сразу жирдяя не убивай. Хочу сказать ему всё, что накипело за эти годы, прежде чем ты отправишь его на тот свет!
- Без проблем, брат, - мужчины похлопали друг друга по плечам.

В кабинете их было трое. Бернард заранее приказал остальным туда не заходить, дабы Холдофф не загипнотизировал их, что усложнило бы его убийство.
- Ну, что же, Уилл, десять лет, как один день?
- Как два дня, по моим рассчетам, у Долорес прошло приблизительно столько.
- Ну, что же, буду рад, если вы оба вернетесь на Плантацию! Работа для тебя всегда найдется! А теперь прощай, срок твоего контракта истекает, - Холдофф посмотрел на свои любимые золотые часы на цепочке и драматически замер на несколько секунд, - сейчас!
Уилл выхватил пистолет.
- Эй, парень, не шути так, а то ещё десять лет отработаешь! - глаза Холдоффа потемнели, - положи пистолет.
Уильям не шелохнулся.
- Боюсь, твой гипноз не работает на него. На меня, кстати, тоже, - усмехнулся Бернард.
- Что, черт подери, происходит?!
- Ты же вроде как из России? Как и Выжигатель, по слухам? Так вот, происходит революция! Простой рабочий класс, в нашем с Уиллом лице, смещает жирную буржуазию в твоем лице! Мы двадцать лет гнули на тебя спины, а ты пил нашу кровь, сидя на нашей шее, так вот, сегодня, товарищ Холдофф, я решил, что хватит терпеть, пришло время сбросить тирана и деспота, вроде тебя, закончить время твоей кровавой тирании и начать время моей кровавой тирании!
- Ты серьезно не смог придумать за двадцать лет речи получше? Происхождение ещё моё приплел… Мог бы тогда хоть для общей стилистики мою настоящую фамилию произнести, а не это прозвище. Уилл, кончай его!
Уильям застрелил Бернарда, тот только успел выпучить от удивления глаза.
Холдофф достал чемодан с деньгами.
- Вот, миллион М-баксов ровно, как мы и договаривались. Честно говоря, я был удивлен твоему предложению.
- Ты, конечно, мерзкая сволочь и порядочная свинья, но Бернард был конченным отморозком и садистом, я его ещё, когда был рабом, возненавидел.
- Ну, что, поедешь к любимой?
- Знаешь, к черту любимую, я как-то прикипел к Плантации.
- Без ошейника шея мерзнет? - ухмыльнулся Холдофф.
- Ну, я так заметил, у тебя вакансия старшего охранника освободилась? Как думаешь, я пройду собеседование на должность?
- Уже прошёл, - ответил толстяк, разливая водку по рюмкам, - твоё здоровье!
- Твоё здоровье!
- Как хоть это дерьмо выглядело, что мой гипноз блокировало?
- Вот эти самые черные перчатки.
- То-то он свои никогда не снимал! Надо будет проверить всех работников, не носят ли такие же…
- Ну, за других не скажу, а я теперь собираюсь эти носить постоянно.
- Чёрт, придется тебе платить своевременно, чтобы ты меня не предал! - мужчины засмеялись и выпили ещё по одной.

- Блэкхэнд, - за десять лет Уил уже привык к этому намертво прилипшему к нему прозвищу, - а ты уверен, что это не кидалово?
- Холдофф, тебе уже шестой десяток лет, не то, чтобы есть особый выбор. Или смерть от старости, или становление. Тебе что больше нравится?
- Не знаю, когда управляешь единственным в мире местом, где остался свет, идея стать вампиром кажется не такой уж и хорошей.
- Слушай, тебе уже отстроили особняк в Мун-сити, переедешь туда. А тут я на управлении останусь!
- В твоем желании спихнуть поскорее начальство куда подальше я не сомневаюсь, - усмехнулся толстяк, - и все же не знаю… Говоришь им теперь убивать каждый день не надо?
- Говорю же, “Чёрная кровь”, на неё все упыри в Мун-сити пересели. Там даже убивать запретили по этому поводу! Стоит, конечно, немало, но Маммона имеет рычаги давления на Снежную Королеву, и готов выбить тебе скидку в обмен на скидку на наши поставки еды в МамДональдс.
- Ну, хорошо. Передай им, что я согласен. Только пусть становят подальше отсюда! Не хватало ещё сгореть на свету по глупости…
- Разумеется!

Когда они подъехали к условленному месту, гнилозубый старик и одетая во все красное рыжеволосая красотка уже поджидали их.
- Так, повторите ещё раз, как проходит становление?
- Я тебя убиваю, милый, - улыбнулась рыжеволосая, - а через несколько часов, если тебя не выставлять на свет, ты оживаешь. Ты же заплатил своим людям за то, чтобы на солнце тебя не выставляли?
- Да, разумеется… Так, окей, парни, я разрешаю ей меня убить, не кидайтесь меня спасать, это не будет нарушением ваших контрактов!
- Знаешь, Холдофф, - неожиданно сказал Блэкхэнд, когда вампирша уже занесла меч над шеей толстяка, - ты часто спрашивал, почему я тогда отказался ехать к любимой. Сказать, почему?
- Сейчас не время!
- Потому что я решил, что пусть лучше она подождет ещё пару дней, но зато, когда я к ней приеду, она станет Королевой Плантации.
- Что? - только и успел сказать Холдофф перед тем, как Кармилла отрубила ему голову.
- Ну, что же, - резюмировала Кармилла, вытирая кровь с меча, - на солнце вытаскивать не будем, но и печать Азраила не поставим.
- Можешь ехать к любимой, - улыбнулся своей гнилозубой улыбкой Джокер, - только не забудь выполнить свою часть сделки.
- Да, разумеется. Арни, я отлучусь кое-куда, оставляю тебя за главного на Плантации. Контракт с Мун-сити разрываем, поставляем теперь всё Красной Ложе. Контракт от их лица подпишет Кармилла. И начинайте строить особняк по проекту, что я оставил. У моей Королевы должен быть самый лучший замок на свете! Вот тебе М-баксы за то, чтобы всё это в точности исполнил и меня не предал!
- Будет сделано, Блэкхэнд!
- Она ещё там? - спросил Блэкхэнд Джокера.
- Когда я там был в последний раз, она ещё была там, - Джокер рассмеялся своим отвратительным смехом.
- Не дайте боги, чтобы всё было напрасно! - сказал Блэкхэнд и, сев на коня, поехал в сторону трактира, где некогда, в далекой и уже почти забытой жизни, оставил любимую.

- Здравствуйте, сэр! Желаете номер?
- Не совсем… Некоторое время назад… хм… у вас, наверное, прошла неделя или около того, здесь останавливались парень и девушка… Вы, наверное, совсем меня не узнаете, - ответил трактирщику Блэкхэнд.
- О, вы так постарели!
- В Доунгане за это время прошло тридцать лет… Я… скажем так, был вынужден там задержаться. Но сейчас я хочу забрать свою даму сердца.
- Боюсь, вы зря потратили тридцать лет, добираясь сюда… Она вас не дождалась.
Блэкхэнд услышал какой-то шум в шкафу, но решил, что это кошка.
- Что?! Этого не может быть!
- Где-то через три дня после вашего отъезда она сказала, что, наверное, вы погибли. “В Доунгане прошло уже столько лет”, сказала она, “наверное, он уже погиб”. Очень по вам тосковала, есть и пить отказывалась. А дня два назад тут проезжал один молодой человек, тоже маршал, как и вы, ему повезло быть в рейде, когда Выжигатель напал на Доунган. Он узнал её, она узнала его, кажется, он был вашим другом… Ну, они и поехали куда-то. Честно говоря, даже не знаю, куда.
- Чёрт подери! Ненавижу! Ненавижу, ненавижу, ненавижу! - Блэкхэнд разбил стоявшую рядом вазу.
- Эй, уважаемый, за это придется платить!
- Вот тебе М-баксы. Хотя бы в какую сторону они поехали?
- Вы разбогатели за это время, я так вижу!
- Не твое дело! Куда они поехали?
- Маршал, что был в рейде во время Выжигания, поехал туда! Кажется, в город под названием Эспада Хиллс или как-то так.
- Хорошо! Если они снова будут здесь проезжать, скажи им, пусть едут в Доунган!
- Разве он не пал?
- Город пал. А земли остались. Не твое дело! Короче, вот тебе М-баксы, так им и передай, если увидишь! И помни, оплаченное М-баксами нельзя не выполнить!
- Да, уважаемый!

По дороге Блэкхэнд долго пытался вспомнить, кого отправляли в рейды перед тем, как они с Долорес решили бежать из Доунгана, но информация всё никак не всплывала из памяти, всё же, прошло тридцать лет. Впрочем, он узнал Бедивезера Херршера сразу, как увидел. Долорес рядом не было.
Первым желанием Блэкхэнда было набить Бедивезеру морду, но он сдержался. Люди вокруг ликуют, значит рейд удался. Город бросится его защищать. Да и с перевозкой Долорес после такого могут возникнуть трудности. В его голове тут же созрел план, как наказать и недождавшуюся подругу (подумать только, он тридцать лет ради неё пахал, как проклятый, а она неделю подождать не могла!), и этого любителя чужих невест. Он сфотографировал Бедивезера, после чего подошёл к нему.

- Скажите, а что так празднуют жители этого славного города, Эспада, как бишь его…
- Эспада Хиллс. Город называется так. А празднуют они победу над чудищем, что разоряло местное кладбище.
- А почему же вы так мрачны?
- Судя по всему, мы случайно убили одного из последних ангелов в мире.
- Хм, я слышал, что для этого нужно оружие, сделанное кем-либо из других ангелов, ну или там демонов, или Древних Богов.
- Вы неплохо осведомлены! Охотитесь на тварей?
- Охотился на тварей в прошлом… И все же, откуда у жителей оказалось такое оружие?
- Ну, возможно, вы слышали о таком городе, как Доунган.
- Град, основанный архангелом Михаилом, последнее место, где был свет. Конечно, слышал о нем!
- Так вот, я - маршал Доунгана. Нас вооружают пулями архангела Михаила.
- Ох, сочувствую вам! Тяжело, наверное, быть последним в своем роде!
- Простите?
- Ох, так вы ещё не знаете? Видимо в этом городе время течет очень медленно... Доунган пал. Уничтожен силами Выжигателя. Выжжен дотла. Я видел его дымящиеся руины.
- Вы лжете! Доунган не мог пасть!
- Проверьте сами, если не верите мне, - улыбнулся Блэкхэнд, - ваше здоровье! - сказал он и допил свой виски, после чего встал со стула и пошел на выход.

Скрывшись от Херршера в толпе, Блэкхэнд позвонил по купленному у Консорциума смартфону Арни, своей правой руке.
- Да, босс, что-то случилось?
- Планы чуток поменялись. Ты ведь видел портрет моей любимой, что висит у меня в кабинете?
- Да, конечно.
- Так вот, скоро она и ещё один хмырь, его фото я тебе сейчас вышлю, приедут на Плантацию. Ну, как скоро… У вас, конечно, времени порядочно пройдет. Но не в этом суть. Короче, схватите их, и киньте в тюрьму. Пока я не приеду, его избивайте, а её… ох, нет, с ней ничего не делайте, но заставляйте на это смотреть, на то, как его избиваете. Но с ней самой обращайтесь хорошо, если её хоть кто-то хоть что-то!...
- Да, мы поняли босс, она же ваша Королева!
- Ну, ей за неверность звание Королевы ещё отработать надо… Короче, держите их в таком режиме, пока я не приеду. И пусть знают, что муки закончатся, когда я приеду! Пусть поучится ожиданию и терпению… И чтобы никто из них не умер! Его я сам убью, когда приеду, а её… с ней я лично поговорю на тему верности и ожидания. Ох!
- Будет сделано, босс!
- Хорошо, как поймаете, отзвонись мне! А я пока попутешествую, мир посмотрю… Короче, держи меня в курсе всего! Понял, Арни?
- Да, босс!