?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у naginata в УК и проблемы Вальжана.
В различных аннотациях к роману "Отверженные" часто встречается фраза наподобие "Жан Вальжан, осужденный на двадцать лет каторги за кражу куска хлеба для голодающих детей".
В русскоязычной википедии тоже красуется подобный, пусть и менее драматичный оборот: впрочем, там указано точное количество проведенных на каторге лет: девятнадцать.
Уголовный Кодекс времен действия сюжета "Отверженных" нельзя упрекнуть в мягкости, но все же около двадцати лет за кражу куска хлеба даже для него - это чересчур.
В действительности Вальжан был осужден за кражу со взломом на пять лет. Бедняге не повезло: он не просто украл кусок хлеба, он украл его а)ночью, б) совершив взлом и проникновение. К тому же он, пусть и не использовал оружие при краже, но имел его дома и был известен, как браконьер. Это, несомненно, отвращало от него присяжных и приводило к каторге: впрочем, надо заметить, что Вальжан был осужден на минимальное время заключения там: пять лет. Все остальные годы ему докинули его попытки побега: четырнадцать лет за четыре попытки.
В целом при стечении иных обстоятельств (например, похищении булки хлеба днем с находящегося на улице лотка) он мог быть отделаться и вовсе денежным штрафом или обычным тюремным заключением (от года до пяти лет).
Но и после каторги когти Уголвного Кодекса продолжали впиваться в несчастного осужденного: Кодекс содержал в себе прелюбопытную статью, предусматривавшую ответственность давших приют человеку, имеющему криминальные намерения: если в течение суток человек, остановившийся на постой, совершал преступление, то возмещение ущерба за него падало на давшего преступнику приют.
Ну и кто, скажите, захочет на таких условиях пустить к себе каторжника, пусть и бывшего, на постой?
(Монсиньор Бьенвеню, конечно).
Так же отбывший наказание должен был находиться под особым полицейским надзором и не имел права менять паспорт - подделка документов так же каралась законом; к тому же по отношению к бродягам и попрошайкам за подобные преступления применялась верхняя планка возможного наказания (Пять лет тюремного заключения).
К тому же отбывший каторжное наказание не имеет права быть ни опекуном, ни попечителем; только в отношении собственных детей и только с согласия других родственников - это делало для Вальжана невозможной опеку над Козеттой.
Не очень понятно, впрочем, почему Жавер, рассказывая о Жане Вальжане дядюшке Мадлену, делает упор на ограбление священника и мальчишки-савояра. Кража у епископа - недоказанный слух, а мальчик-савояр, даже если и  решил отправиться в полицию, чтобы заявить о потерянных сорока су, вряд ли знал, что встретил на дороге именно Жана Вальжана.
В то же время одного подмененного паспорта и избегания надзора полиии хватило бы для того, чтобы навсегда вернуть Вальжана на каторгу.