?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Алый шёлк

Джоан ненавидела свою жизнь.
Она родилась уже после Сокрушения.
Отца она не знала, а мать была шлюхой в “Синем Снеге”. Её убил какой-то упырь, когда Джоан было двенадцать лет.
К сожалению, в это время Снежная Королева закрыла “Синий Снег”, перейдя на торговлю “Чёрной Кровью”, и Джоан пришлось устроиться в обычный клуб, где не было таких хороших условий для проституток, как в “Синем Снеге”.
Поначалу казалось, что все не так уж плохо, но постепенно выяснилось, что Джоан очень популярна у клиентов-садистов. Малкин, хозяин борделя, называл это виктимностью и отрядил Джоан заниматься сугубо такими клиентами. Когда она отказалась, её избили, посадили на цепь, неделю насиловали, держа на хлебе и воде, после чего ей пришлось смириться с новой “специальностью”. Несколько раз она пыталась сбежать, но её ловили, избивали… в общем, цикл повторялся.

Случилось это как раз во время очередной попытки сбежать. У Джоан выпало крайне удачное “окно” между клиентами, которое пришлось как раз на то время, когда Малкин обычно спал. Джоан решила пробраться в его кабинет, чтобы затем выбраться оттуда через окно по единственной в здании пожарной лестнице. Неожиданно, когда она уже была в кабинете, она услышала, что кто-то приближается. Джоан спряталась в шкафу.
В кабинет зашли сильно невыспавшийся Малкин и неизвестный Джоан джентльмен в деловом костюме и перчатках. В один момент, когда он без интереса окидывал комнату взглядом, Джоан увидела его глаза. Они, несмотря на в целом приятное лицо, были жутко-ледяными, девушку аж в дрожь бросило от них.
- Вы пришли в не самое удобное время, - зевнув, пожаловался Малкин.
- В удобное время меня могли заметить те, кому совсем не нужно знать о наших с тобой делах… Причем в том, чтобы они об этих делах не узнали, заинтересован в первую очередь ты, а не я. Здесь точно никого нет?
- Да, я уверен, мы можем обсудить операцию совершенно спокойно.
- А это ещё кто?! - закричал обладатель ледяных глаз, резко открыв шкаф.
Джоан буквально оцепенела от ужаса.
- Сучка! Тебя что, конкуренты подкупили следить за мной?! А, тварь, чего молчишь?!
- Простите, мистер Малкин, я не хотела! - зарыдала Джоан, когда сутенер достал пистолет и наставил на неё.
- Погоди, - неожиданно сказал ледяноглазый, - после тебя у меня назначен визит… к кое-кому, кто очень любит… специфические подарки. А девчонка как раз в их вкусе, к тому же это будет участью куда хуже смерти. Пусть твои люди свяжут её и положат в багажник моей машины.
- Как скажите, господин Куратор! - ответил Малкин и позвал охрану.

Когда с головы девушки сняли мешок, она увидела роскошный зал, обставленный во французском стиле. Прямо перед ней находился обеденный стол, обставленный роскошными блюдами.
За столом помимо уже известного ей господина, которого Малкин назвал Куратором, сидели трое. Двое из них сидели во главе стола и представляли из себя мужчину и женщину, одетых, как французские аристократы. Видимо, они и были хозяевами этого поместья, в подарок которым её сюда и привез Куратор.
Напротив же Куратора сидело ужасное создание. Низкий коренастый уродец, напоминающий нечто среднее между обезьяной и человеком, но вместе с тем, от него исходила какая-то ужасающая древняя мощь.
- О, Хозяин, ваш подарок действительно бесподобен! Но, так как все мы только что уже отужинали, думаю, мы прибережем её на завтра! Отведите её в кладовую! - приказала дама во французском платье слугам.
Джоан снова надели мешок на голову и отвели в какое-то сырое помещение с полом из голого камня и, не снимая мешка, приковали цепями к стене. Джоан, видимо, была в помещении не одна, она слышала чьи-то стоны через кляпы, но её это уже мало волновало, и она провалилась в сон.

Супруги Ренье очень долго пытали и насиловали Джоан. Но она почти не реагировала на это. В борделе с ней и не такое делали, она воспринимала происходящее с медитативной отстраненностью.
Наконец, маркиз Ренье не выдержал и, вынув у неё кляп изо рта, заорал:
- Почему, черт тебя подери, ты так спокойна?
- Я работала шлюхой в борделе “Алый Шёлк” в Мун-сити. Хозяин считал, что я идеально подхожу в качестве игрушки для садистов, поэтому я испытывала и не такое. К тому же, вы же все равно меня убьете.
- Хм, дорогой мне пришла в голову отличная идея!
- Какая, любимая?
- Как тебя зовут, дитя?
- Джоан.
- Джоан, у тебя же, как ты говоришь, богатый опыт в пытках? Но, увы, только в качестве жертвы. Давай так. Мы приведет сюда одну девушку. Ты будешь её пытать и насиловать. Если нам понравится, мы отпустим тебя. Если нет - убьем.
- Я не играю в эти игры. Вы в любом случае меня убьете. К тому же, моя жизнь - это ад, и вряд ли она станет лучше. Кому я нужна? Меня поймает кто-нибудь ещё, и мои муки продолжаться.
- Ладно, а как тебе такое предложение? Дело в том, что мы вампиры. Мы приведем сюда девушку. Ты должна её замучить до смерти. Не убить, а именно замучить до смерти, то есть она должна умереть от болевого шока или ужаса, а не просто напрямую быть убита тобой. Если у тебя это получится, то мы становим тебя и отпустим на все четыре стороны. Если нет - отдадим тебя в её руки, и поверь, мы подберем ту, что точно оторвется, мстя тебе.
- Становите… Хорошо, я согласна!

- Запомни самое главное, - поучала маркиза Джоан, когда та очнулась после становления, - мы - вампиры Красной Ложи. Мы отличаемся от Сирот, что распространены у вас в Мун-сити. Во-первых, мы можем контролировать свое размножение. Те, кого мы убиваем, становятся вампирами лишь если мы этого хотим. Во-вторых, нам нельзя пить “Черную Кровь”, она для нас смертельна.
- Но?.. Как же вы тогда живете?!
- Каждые сутки нам нужно кого-то убивать. Именно поэтому вампиров Красной Ложи нет в Мун-сити, там ведь это запрещено и преследуется Советом Демонов и Гильдией Охотников.
- Но… мне нужно в Мун-сити!
- Честно говоря, это уже не наши проблемы. Можешь идти на все четыре стороны! И да, ты никогда не сможешь рассказать то, из-за чего Куратор подарил тебя нам.
По лбу Джоан прошлось легкое жжение, и она поняла, что и правда не нарушит этот приказ.
- Что… что это было?
- Сир имеет неограниченную власть над потомком… да и над всей своей линией крови. Впрочем, злоупотреблять мы этим не будем. Ты нам не интересна. Вали скорее отсюда!
Ноги Джоан сами вывели её из поместья Ренье.

Джоан пытала Малкина целую неделю, прерываясь лишь чтобы “поужинать”. Ей не было жалко несчастных девушек, что были её бывшими коллегами. Жалость умерла вместе с той блондинкой, которую она пытала в поместье Ренье. Сейчас Джоан жаждала только мести.
Наконец, она убила Малкина.
Джоан задумалась. Она решила становить тех девушек, которых убила, питаясь во время пыток Малкина. Да и прочих девушек тоже. Печать Азраила давала ей власть над потомством. А обладая преданным ей борделем, Джоан будет проще добывать себе пропитание. Теперь, правда, придется добывать пропитание для целой оравы вампиров… Но она что-нибудь придумает. Главное, теперь её судьба была в её собственных руках. Никто и никогда больше не причинит ей боли.
Джоан рассмеялась. Она обожала свою после-смерть.