?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Исход

Вернулся я с "Исхода" от МГ... которая все ещё не обзавелась названием, хотя и сделала три крутых игры (о "Доме", впрочем, я сужу лишь по отзывам, но "Атлантис" и "Исход" был офигительны!) (а называть по составу уже невозможно, ибо разрослась МГ, может вам называться "Дотлаход"? (Дом Атлантис Исход)), и была эта игра бесподобна!

Хотя и "Атлантис" был игрой гениальной, но Исход его переплюнул. Потому как бывают игры гениальные, а бывают те, которые в принципе перерастают рамки ролевых игр, приближая их к искусству. Из относительно крупных игр, я знаю лишь две таких - "Святое Лето" и "Исход".

Сыграл я четыре роли (наконец-то превзойдя собственный рекорд с "Трансвааля", впрочем, на "Исходе" все сыграли по 3-4 роли). Две из них ничем особо не запомнились (первая роль, Иакова из колена Дана не зашла, так как я недоволен собой, потому что не потянул нормально сыграть слепого, ибо в тяжелых физически условиях его и правда тяжело играть, а третью, Исаака из колена Ефрема, я почти что не поиграл, так как он был убит в начале подросткового возраста), а вот от двух я пожалуй отчеты-таки напишу.

Авесалом из колена Леви.

Даже умерев, не знаю я, был я Рукой Господа или Врагом Его. Может быть, и тем, и другим. Но с рождения знал я, что отмечен судьбой на великие дела, рожден я, чтобы изменить Народ Израиля, а значит - и весь мир.
Двое нас родилось, близнецами мы были. Меня нарекли Авесаломом, а сестру мою - Мелхола. Рождены мы были равными, были мы двумя половинами одного целого, но разная ждала нас судьба. Разве то справедливо?
Были мы внуками Моисея, что Заветы принес, ибо сыном его был наш отец. Но ещё толком ходить и говорить я едва научился, немногим наставлениям он меня научил, когда ушел мой отец в пустыню, чтобы не обременять семью свою смертью, ибо был он стар. Разве то справедливо, что потерял отца я в первый привал свой?
Пошли мы в переход, все ещё ребенком я был, как и сестра моя, когда посреди перехода, сказала мать моя, что дальше идти не может она. Приказала нам идти вперед и не смотреть, как погибает она в пустыне, пока народ наш идет вперед. Разве то справедливо?
И когда шел я, взявшись за руки со своею сестрой, одинокие в целом мире, хоть и великой крови, поклялся, что изменю я мир, ибо мир полон страданий и боли, а быть так не должно.
В три года впервые я прикоснулся к Торе с другом моим Иисусом из колена Завулона, хоть и отругали за это нас родители наши. С шести лет помогал я таскать Ковчег с Скрижалями, ибо некому более было помочь дяде моему, что первосвященником был. Сразу после своего обряда взросления начал проводить обряды народа нашего, помогая дяде моему, так как двое нас мужчин колена Леви осталось. Рано я повзрослел, был я молод, когда считали меня все стариком мудрым. Знал я, что это знаки судьбы, что великую роль сыграю я в истории Народа Израиля.
Великим гневом я был охвачен в тот день, когда обрел власть первосвященника, власть, полученную мной не по праву, ибо был я внуком Моисея, а не Аарона, вопреки заветам деда моего получил я ту власть, но в соответствии с моим же желанием.
Сестру мою в плен захватили, лишь чудом она сбежала. Муж её, последний мужчина колена Иуды, за ней не уследил, а в рабство её тайно от народа Израиля продал последний мужчина колена Гада. Был я так страшен в гневе, что едва не обрек колена эти два на истребление, и никто бы не остановил меня в гневе моем, но дядя вмешался. Сказал он, что не должно пресечься ни одному колену, все они должны войти в Землю Обетованную. Словно раздвоился я в тот миг.
Часть меня обозлилась, ибо сочла, что недостоин Народ Израилев Земли Обетованной, не должен совершится План Господень, ибо лишь страданиями и болью наполнил Господь мир, что сотворил.
Часть же меня, хотя и признала, что недостоин ныне Народ Израиля Земли Обетованной, должно мне сделать народ этот великим, дабы ввести его в эту Землю, стать тем внуком, что завершит начатое дедом.
До сих пор не знаю я, что больше вело меня дальше, злоба или гордыня?
Умер дядя. Был у него приемный сын, но меня назначил дядя первосвященником, ибо был тот сын малолетним. Но дабы не заподозрили старейшины меня в том, что не по праву веду я свой народ, сказал я, что едва станет Ефрем достаточно мудр, при жизни отдам я ему первосвященничество, ибо потомок я Моисея, а не Аарона.
Дальше же принес я народу моему реформу великую, изменил я до неузнаваемости структуру его. Не я создал судей, но я отдал им почти всю власть, что держали ранее первосвященники, кроме власти вершить обряды, ибо главным из судей был друг мой, что сестру свою за меня выдал, Иисус из колена Завулона. Все, кроме обрядов, делали ныне избранные евреи, а не Левиты, даже Ковчег тащили они по пустыне, даже скинию возводили они, даже народ на переходы строил не я. Кончил я эпоху первосвященников, начал я эпоху судей.
Так же начал я то, что имело великое продолжение. Мечтала та моя часть, что возгордилась, ввести Народ Израиля в Землю Обетованную, но знала она, что войска врагов ждут там наш народ. Часть же меня, что озлобилась, мечтала сгубить Народ Израиля, ввергнув его в жуткие войны. Для обеих целей, пусть и противоречили они друг другу, в армию следовало обратить Народ Израиля. Назначил я Елисея (что после смерти моей стал царем) Глашатаем Народа Израиля. Открыто дал я ему право строить Народ наш в переходы по пустыне, но тайно я дал ему право собирать народ наш в войска, если начнется война. Так же сказал ему готовить войско великое, вооружать народ мой.
Достойного в нем я нашел себе ученика. Был он блудлив и сладострастен, но прикрывал я грехи его, ибо видел, что изменит он Народ мой. Женщин он даже в армию ввел, дав им оружие, хоть и роптал на это народ, но его я прикрывал. Тем приятней мне было, что будущий первосвященник Ефрем был по крови братом его, знал, что вместе они приведут мой народ к тому, чего я желал.
Снял я с себя обязанности первосвященника, когда понял, что сделал все, что был должен, что братья Ефрем и Елисей под надзором друга моего судьи Иисуса поведут мой народа туда, куда его желаю я повести, и никто не заподозрит меня, если увидит, что к погибели ведет этот путь.
И тогда решил я отправиться в назорейство, чтобы узнать, наконец, чего я хочу больше, возвеличить Народ Израиля или его истребить.
Долго я шел по пустыне и услышал я голос. Но голос то был не Бога, но Змея. Подул ветер, завыли волки, и голос его, страшный и жуткий, начал шептать слова мне на языке мне неизвестном, но сердцем я понимал, что говорит он мне о том, что не Бог, а Дьявол мой Господин, ибо душа во Мраке моя, что Зло великое я сотворяю, что верным Орудием Искусителя я являюсь.
Из отшельничества вернувшись думал я лишь об одном. Покарает меня Бог, или ни о чем он не ведает. И тут же сказали мне, что пока я бродил, подарил мне Бог двух дочерей, детей долгожданных. И понял я, что велик не Господь, а мой Господин, Его Враг.
Великие планы имел я на утро после шабата, в который и услышал голос я Змея, всю ночь, ночь, полную бури, холода и дождей, обдумывал я эти планы. Но хитрее и сильнее оказался Господь. Отобрал ночью у меня он сестру, сгинула она в пустыне, уйдя туда от печали и боли великой. А после умерла и тётя Рахиль, что мать мне заменила. Понял я, что проиграл свою войну с Богом. Сказал всем, что снова отправляюсь я в назорейство. И едва вошел я в пустыню, как услышал вместо ветра плач женщины. Знал я, что это Господь дает мне услышать, как плакала моя сестра, умирая. Не вернулся я из назорейства. Стоя в пустыне видел я, как вдаль уходит Народ Израиля, ведомый теми, кого я возвысил. Видел это и умирал.

Вениамин из колена Вениамина

Рожден я был болью.
Мне было шесть лет, когда на глазах моих убили враги отца нашего и нашу мать.
С двумя младшими братьями на руках я бежал, хотя и сам был ребенком. Умерло детство мое в тот момент.
Был народ наш обращен в жуткое рабство. Оружие и детей забрали враги, лишь чудом укрылись мы среди взрослых, что тайно кормили нас и Торе учили. Враги не дремали, мучили они взрослых, обрекая на голод и в страхе держа. Но отважен Народ Мой, и продолжал он кормить своих детей и учить Торе, пряча их от дозоров врага.
Был я ребенком, когда сказали враги, что если не выдадут им детей, сами они обыщут народ мой. И вызвался я сдаться, чтобы укрыли взрослые прочих детей. Братьям младшим своим, Берии и Симеону, наказал я беречься, чтобы повзрослев они отомстили за родителей наших, чтобы вновь Колено Вениамина стало Мечом Народа Израиля.
Не болью был страшен тот лагерь, в который нас отвели, но ложью ужасной. Совращали враги детей Израиля ядом лжи, обещали знания и процветания, но взамен заставляли нас отречься от Избранности нашего народа. Лишь плевал я им под ноги, говоря, что сделаю с ними и их детьми, когда подрасту, то же, что сделали они с моими родителями, убив их у меня на глазах, когда мне было шесть лет.
Сильны были и прочие дети. Не слушали они врагов наших, а возрождали в плену традиции народа Израиля. Не ели они еду врагов, а крохи своей еды, тайно в плен принесенной, ели. Из крошек хлеба делали они жертвы Господу Богу, по памяти они собирали вновь истории Торы, на песке вспоминали, как строиться должен народ наш. Подростки, что сами ещё были детьми, проводили над детьми обряды взросления. Держались мы за Господа, мечтая о мести врагам. Сильны мы были духом, не поддавались на лживый яд уговоров наших врагов.
Пошел враг на хитрость (а может, то была глупость?), сказал нам, что часть может идти к родителям нашим и быть свободны, но желающие добровольно могут остаться, учиться их знаниям. Воскликнул я, что не нужны нам их ложные знания, все слова их - лишь яд, но остудил меня Моисей, друг мой и наставник, что был мудр.
Сказал он мне, что часть наших людей должна изучить нравы и законы врагов, чтобы со знанием этим могли мы этих врагов потом истребить. Потому девы две с ними остались, а остальные ушли, удара в спину от врагов ожидая. Впрочем, силен Господь, не дал он врагу совершить эту подлость. Спаслись мы, вернулись к родителям нашим. Но ждала нас там ужасная весть.
Многие из тех, кто остался, был истреблен коварным врагом. Многие дети, что из лагерей лживых вернулись, не нашли родителей своих, а я не нашел своих братьев. Самсон, друг мой из колена Ефрема, что был здесь, сказал, что братья мои, храбрые сыны Вениамина, украли оружие врагов и пытались врагов наших убить... но, увы, оружие Сатаны не стреляло в руках народа Израиля. Погибли братья мои в бою том неравном. Плакал я, сердце мое было полно боли.
Жива из нашего рода кроме меня осталась только сестра. Выдал я её за Самсона, ибо был он воин великий. Не знал я, что делать дальше. Всю жизнь я жил лишь жаждой мести, но... кому теперь возродить колено мое, если мертвы мои братья?
Понял я, что хотя сердце мое полно боли и жажды мести, придется мне искать жену и возрождать свой род. Все друзья и родичи мне помогали, но сам я нашел свою жену.
Была Иудея из колена Нефелима в том же плену, что и я, так же лишилась она тех, кто её породил. Полна она была боли, и в этой боли обрели мы нашу любовь. Два израненных сердца полюбили друг друга, и любовью этой исцелили раны друг друга.
И в этой любви преодолели мы свою боль, отпустили ненависть нашу (хотя память о мести и сохранили, чтобы потомкам её передать), и тогда, когда не стало в нас боли, лишь любовь, пришел наш народ в Землю Обетованную, и обрели мы великое счастье.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
valakirka
Jun. 13th, 2016 06:47 pm (UTC)
Отличные обе истории! ) Кое-что становится понятней. Спасибо за игру!
prince_lutin
Jun. 13th, 2016 07:47 pm (UTC)
Спасибо!

PS: а кого вы играли, не опознаю по аватаре?
valakirka
Jun. 14th, 2016 08:41 am (UTC)
Можно на ты ) Я - Кирка, в табличке я написала все свои роли.
jolaf
Jun. 13th, 2016 09:24 pm (UTC)
Ух, крутота!
prince_lutin
Jun. 13th, 2016 09:43 pm (UTC)
Ага, огромное спасибо, что создали пространство, в котором удалось сыграть в такую крутоту!
jolaf
Jun. 13th, 2016 09:55 pm (UTC)
Мы старались. :)
surok_v_norke
Jun. 14th, 2016 05:36 am (UTC)
Вот про рамки - полностью согласна. "Исход" оказался где-то за их пределами. Я не в силах втиснуть эту игру в какой-то стандартный рейтинг "лучших игр". Впрочем, надо ли? :)

PS играла Тирцу, престарелую мать Авессалома, затем Талифу, дочь того самого мужчины из колена Гада, что продал в рабство Мелхолу.
prince_lutin
Jun. 14th, 2016 05:39 am (UTC)

Спасибо за игру! Когда ты уходила в пустыню, я чуть по жизни не заплакал!



Edited at 2016-06-14 06:03 am (UTC)
tar_viniel
Jun. 14th, 2016 10:49 pm (UTC)
Исаак у тебя был из колена Ефремова, как я понимаю. Ты же был сын Давида и Яффы?
prince_lutin
Jun. 15th, 2016 04:04 am (UTC)
Да, я перепутал) Ефрем был)
( 10 comments — Leave a comment )