?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Приветствуя смерть.

- Я не очень понимаю, зачем вы едите на exodus2016.
- Это будет гениальная игра.
- Почему? Вот почему туда едешь ты, Лу?
- Очень много причин. Во-первых, максимальная продолжительность жизни персонажа там - шесть часов. Каждые шесть часов мы будем умирать. Во-вторых...
- Так, дальше можешь не продолжать!

Реальный диалог на этих выходных.
Впрочем, справедливости ради отмечу, причин ехать на Исход и правда много.
Гениальная будет игра!


Три мудрых женщины написали о смерти в конце прошлой недели, и вот, об этом решил написать и я.

Да, мой ЖЖ читает существенно меньше людей, а уж тех, кого интересует мое мнение, скорее всего нету вовсе, но, в конце концов, раз уж последние пару лет многие называют меня "Шоном Бином ролевого движения", то было бы странно, если бы я не высказался по этому поводу.

Если поначалу я относился с иронией к этим шуткам, затем начал думать о том, что это приелось, и пора бы перестать так делать, то сейчас я вполне сознательно люблю и ценю эту свою фишку, как игрока. Нет, вопреки расхожему мнению я не подстраиваю смерти своих персонажей специально, просто всегда пользуюсь возможностью, когда она появляется. Почему?

Дело в том, что я являюсь глубоким нарративистом в плане ролевых игр. Дела мне нет до выигрывания коров и вообще получения фана (да и вообще, отношение к РИ, как к развлекухе, а не как к искусству меня бесит до невозможности, к примеру, я эта одна из немногих тем в этом ЖЖ за которые я баню сходу), поэтому геймизм я не просто не люблю, я его презираю всеми фибрами своей души. Симулиционизм мне тоже не близок, хотя к нему я отношусь с уважением. Увы, будучи колоритным и фактурным человеком, я очень самобытен. В том смысле, что я правда мало похож на кого-либо из интересных каноничных персонажей какого-либо сеттинга. Нет, такие персонажи, конечно, есть, но я их уже давно сыграл. А в случае остальных - либо они мне не очень интересны, либо я понимаю, что чисто по типажу и внешности не подхожу на эту роль. А так как я перфекционист, да, я считаю, что каким бы гениальным не был игрок, толстяк не должен играть эльфийскую принцессу.

Поэтому моим путем стал нарративизм. Более того, даже в нем я вдавил педаль в пол (собственно, именно поэтому игры-перформансы я считаю не просто нарративными, а ультра-нарративными, следующим шагом развития этого направления). Если обычная нарративная игра стремится к созданию красочной истории, я стремлюсь к созданию драмы и выражению (а значит и получению) ярких эмоций. Да, это почти всегда (может и всегда, но эмпирических данных недостаточно, чтобы говорить это со стопроцентной вероятностью) обеспечивает красивую историю, но надо отметить, что обратное верно не всегда (не все красивые истории драматичны и эмоциональны, Артур Конан Дойл мне свидетель). Так вот, для меня драма и эмоции первичны, а красота истории важна лишь как следствие этих самых драмы и эмоций.

И тут, собственно, самое главное. Для меня нет драмы сильнее, чем смерть персонажа. Более того, я убежден, что экзистенциальный опыт - это самая золотоносная жила ярких эмоций. Правильная смерть дает такие эмоции (причем, если сыграно это круто, то не только самому игроку, но и окружающим), каких не дает ничто другое. Серьезно, я ведь пробовал в свое время выживать в условиях, в которых обычно умираю, и нет - драмы тут почти всегда меньше, а эмоции довольно омерзительные. Не яркий надрыв, а тупая ноющая боль. Спасибо, но этого дерьма мне и в жизни хватает. Собственно, серьезная саморефлексия после "На Орбите" КсюшИ привела меня к выводу, что хотя игра вообще-то хорошая, мне она категорически не понравилась именно из-за отсутствия возможности красиво умереть, при условии, что потребность как минимум у моего персонажа была (и нет, не у меня, как у игрока, а именно у персонажа, который убил любимую, потому что она была андроидом, а потом узнал, что он и сам андроид). А это ведь игра по мотивам "Бегущего по лезвию", где смерть Роя Батти вообще коронный момент всего фильма, да и прочие персонажи умирают (за редким исключением) достаточно драматично и красочно!

Кто-то скажет, что это приедается, но как правило так говорят игроки, редко игравшие в последнее время рядом со мной. С каждым следующим разом своими смертями я удивляю даже самого себя. Я думал, что вершины достиг на "Святом Лете", но нет, на Риме Цицерон умер так, что хотя при жизни его почти все ненавидели, после смерти враги плакали на его похоронах, понимая, что с ним умер старый Рим. А уж на Нейрономиконе несколько игроков признались, что по сути смерть Лайтбрингера запустила буксовавший до того сюжет игры. Я до конца игры слышал, как её обсуждали, и как её последствия все ещё оказывали влияние на сюжет (в чем можно убедиться, почитав сетевую инфоленту игры).

К чему я это все пишу? Умирать на играх - это мощно. Нет ничего более прекрасного, чем когда твои застывшие в смерти немигающие глаза смотрят ледяным взглядом на небо, и ты видишь, как с него на тебя падают капли дождя. Ты чувствуешь, как холод земли, на которой ты лежишь, поглощает тебя, но ты не боишься этого холода, потому что ты и есть этот холод, ты и есть эта земля. Люди вокруг говорят о тебе, обсуждают, ты для них сейчас событие дня, потому что каждого из них твоя смерть, так или иначе, задела (ну, кроме тех фригидных людей, которых в принципе нельзя пронять драмой, увы, есть и такие). Они говорят разные слова, слова оправдания и слова осуждения, но во всех их словах есть одно общее - дрожь, потому что каждый из них понимает, смерть придет и за ним.

Ты слышишь, как твои ученики клянутся завершить то, что ты начал. Ты видишь, как твои враги сидят в ступоре, осознавая, что своей смертью ты умудрился поставить им шах. Ты видишь, как по лицам твоих любимых текут слезы, что растворятся в дожде. Потому что они знают, зачем ты это сделал. Они никогда не простят тебя за это, но в глубине души понимают, что ты сделал это для них, и потому не простят в первую очередь самих себя.

Нет ничего драматичнее смерти. Потому что лишь смерть обнажает истинную суть вещей, когда мы перестаем притворятся тем, чем никогда не являлись.

Не бойтесь смерти и не обесценивайте её. Потому что история не может считаться красивой, если её концовка слаба.