?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

We create the Circle now

We create the Circle now
In the rays of the sundown
Time for magic, time for blood,
Circle open in this night
Hearts are beating in moonlight.


- Кончились времена охоты на ведьм, теперь ведьмы охотятся на нас, - горько вздохнул старик Брук, глядя на тело несчастной девочки.
- Твои речи богохульны, старик!
- Они становятся от этого менее правдивыми?
- Уныние - грех, а через грех Дьявол проникает в наши души! Уж не продался ли ты силам Тьмы, и не по их ли приказу сеешь уныние своими речами?!
- Вы правы, пастор... Но Эбигейл была для меня всем...
- Она была праведной девочкой. Исправно молилась и трудилась усердно. Господь принял душу её в свое лоно.
- Жаль, что мне, старому грешнику, уготован Ад за мои грехи...
- Упорным трудом и усердной молитвой!..
- Пастор Патрик, мы оба знаем, что мне это не поможет.
- Ты прав... Так или иначе, мы с Джоном и Самуилом отнесем тело в церковь для отпевания. Ты же найди шерифа Джонаса и вместе найдите, где Круг размыло настолько, что ведьма сумела проникнуть в деревню.
- Странно, дождя ночью не было...
- Странно, - согласился пастор.

- Кто-то пустил ведьму внутрь.
- Вы уверены? - старосте Калебу явно не хотелось в это верить.
- Дождя не было. Да и даже если бы был... Прореху в Круге явно кто-то сделал руками, слишком ровные следы. Сама ведьма бы не смогла прикоснутся к соли. Значит, ей помог человек.
- Значит, кто-то продался Темным Силам...
- Договор он пока не заключил, иначе бы и сам Круга коснуться не смог. Но под соблазн ведьмы явно подпал.
- Соблазны дочерей Дьявола сильны... Это все знают.
- Все так. Но нам потребно найти предателя раньше, чем он натворит ещё больших бед, чем уже натворил.
- Куда уж больше?...
- Мы оба знаем, что есть куда.
Мэр и шериф переглянулись. Мэр кивнул головой, согласившись, что есть куда.
- Сама-то ведьма, надеюсь ушла?
- Улетела. Соседка услышала сатанинский хохот и, выглянув в окно, увидела, как та улетает. А когда через час она решилась выйти на улицу, нашла там тело.
- Но пастор провел Проверку?
- Разумеется. Ведьма покинула деревню.

- Каждый раз, когда ты уходишь в лес, у меня замирает сердце, - пожаловалась Катарина.
- Деревне нужны дрова, а я достаточно силен, что бы повалить дерево, - буркнул Сэм.
- Почему они посылают в лес доброго христианина? Посылали бы одного Брука Сыноубийцу, тому хоть душой рисковать не приходиться.
- Он один не справится. А мы с Джоном сильные.
- Против ведьминых чар сила не поможет.
- Молитва поможет. Или ты сомневаешься в своем муже?
- Прости, - Кэтрин заплакала.
- Не плачь.
- Скоро уже год пройдет... Ты бываешь там, где это произошло?
Сэм надолго замолчал, перестав собираться.
- Был один раз. Пастор не велел, говорит неупокоенная душа Майкла может явиться и ввести меня в грех. Но когда было полгода с... - мужчина тяжело вздохнул, - тела там не было. Даже костей. Наверное, дикие звери растащили по лесу...
- Или...
- Не смей предполагать такое!
- Да, прости...
- Если я не вернусь из леса, обещал, что Джозеф не станет дровосеком или охотником.
- Будь моя воля, и Майкл не стал бы, - Катарина качнула люльку со спящим младенцем.
- Прости...
Супруги тяжело обнялись.

Мужчины, как всегда, почти не разговаривали, пока рубили лес. Голоса манят духов, а духи могут привести ведьм.
Сэм увидел, что на прогалине восседает огромный почти черный заяц.
"Майкл бы такого с одного выстрела завалил", - непроизвольно подумал дровосек, - "ладно, не зачем думать о звере, может это слуга Сатаны? Я же не охотник, чтобы отличить".
Мысль, что Майкла наука об этом не спасла, и азарт охоты завел его туда, где потом нашли лишь его покусанное оборотнем тело, Сэм отогнал.
"Я вырастил достойного сына. Ему хватило силы покончить с собой до того, как он натворил бы бед под властью Сатаны, что вошел в его тело с укусом", - мысли об этом были единственным, что не давало Сэму сойти с ума последний год, после того, как погиб его возлюбленный сын.
- Не думай об этом там громко, Дьявол чувствует подобные мысли.
- Тебе ли не знать, Сыноубийца.
- Мне ли не знать. Но то, что моя душа падет в Ад, не значит, что тебе стоит рисковать своей.
Мужчины молча продолжили рубить дрова.
- Когда ты понял, что твой сын продался Сатане?
- За минуту до того, как убил его.
- Ты понимаешь, что я спросил не об этом.
- Мужики, вы какие-то слишком разговорчивые! Не к добру эти разговоры, - прервал разговор Джон.
- Джон прав, - отметил Брук.
Через пять минут молчаливой рубки деревьев он добавил:
- Я отгонял мысли об этом в течение месяца. Старался не замечать, что он каждую ночь уходит куда-то. Во время молитв лишь делает вид, что читает их, а на деле лишь губами шевелит... Однажды, я не выдержал и последовал за ним. Он пришел на кладбище, а там...
Старик заплакал.
- Прости.
- Мужики, хорош! Итак посреди леса стоим!

Грузя дрова, Сэм увидел, как на вязанку взгромоздился все тот же заяц. Приглядевшись, Сэм увидел, что заяц не темно-серый, а именно, что черный, просто с проседью.
- Сын Люцифера! - закричал Сэм, схватив топор.
- Я же говорил, не доведут до добра ваши разговоры!
- Сэм, беги за ним, если он донесет своему Господину, нам не успеть уйти из леса! - закричал Брук, впрочем, Самуэль уже понесся за зайцем с топором наперевес.
"Эх, ружье бы... Впрочем, Майкла и оно не спасло".
Сэм метнул топор в сторону зайца, почти попал, даже, наверное, отхватил пару волосков от хвостика, но заяц умчался докладывать своему Господину.
Неожиданно, Сэм понял, что стоит на том самом месте, где погиб Майкл.
- Что за Дьявольские мороки?! - выругался он.
Оглянувшись, он убедился, что это действительно то самое место.
- Я ведь специально повел мужиков рубить дрова в другой конец леса! Дьявольская сила!
Сэм схватил топор и оглядываясь по сторонам начал усердно молиться, периодически окликая мужиков. Но они не отзывались.
Нападение он скорее почувствовал, чем увидел. Но ему хватило и этого, чтобы резко развернувшись вонзить топор в напавшего зверя.
Это был огромный черный козел с проседью.
- Дьяволов сын! Хочешь забрать меня вслед за моим сыном! Вот только я затащу тебя с собой в ад, проклятое отродье!
Сэм ранил зверя, но не убил. Тот отошел, чтобы разбежаться и снова попытаться забодать дровосека.
Сэм попытался подсечь козла по ногам, но не преуспел, рога дьявольского отродья больно пронзили его бедро. Сэм выругался, но, перехватив топор поудобнее, не отступил.
Они сражались довольно долго. Кажется, целую вечность.
Наконец-то, Сэм расколол козлу череп прямо промеж рог. Но и тело самого дровосека истекало кровью, козел успел серьезно ранить мужчину. Повалившись на дерево и осев на землю под ним, Сэм начал молиться, готовясь к смерти.
Неожиданно, он услышал еле слышимые шаги за спиной.
Оглянувшись, он оцепенел от ужаса. Нечеловеческий смех был последним, что он услышал, прежде чем потерял сознание.

Когда дровосеки зашагали домой, пошел сильный дождь.
- Ох, не к добру это! Круг размоет!
- С Божьей помощью, простоим ночь, - мрачно заметил Брук.
Когда они подошли к воротам, они убедились, что Круг и правда сильно размыло. На дороге к воротам соли почти не осталось.
- Эх, посыпать бы...
- Не нашего ума дело, - пробурчал Сэм, - шериф Джонас знает свое дело.
- И то верно, - согласился Джон, - пойдешь к нему погордиться тушкой Дьявольского сына?
- Гордыня - грех. Но показать ему покажу, для его дела это полезно, - ответил Сэм.
- Ты как-то мрачен для того, что в одиночку справился с Сатанинским отродьем.
Сэм не ответил. Погрузив дрова, он направился к шерифу.

- Да, тут и без Проверки видно, что это создание Дьявола.
- Потому мы его и зарубили. Хотя, дай вы нам хотя бы одно ружье на троих...
- Сэм, мы много раз говорили об этом. Ружья - вещь опасная, Дьявол может искусить того, кто пользуется этим сатанинским орудием. Поэтому только охотники, которых обучает лично пастор...
- Ну, так приставьте нам охотника!
- После смерти твоего сына у нас остался один охотник, и ещё двое проходят сейчас обучение!
- Простите, шериф...
- Да, я все понимаю. Будь у нас больше людей... Но кончились времена охоты на ведьм, теперь ведьмы охотятся на нас. Выпьешь?
- Не откажусь, - ответил Сэм.

- Значит, теперь мы остались без охотников?
- Атака ведьм ночью была сильна, как никогда прежде.
- Всего два ученика, которым ещё месяц до конца обучения.
- Томас отбивался, как зверь, но ведьмы будто знали, в какое место нужно бить деревню.
- Без мяса мы умрем. Запасов мало.
- Это не самое худшее.
- Куда хуже?
- Кто-то прохудил крышу солевого амбара.
- Нет!!!
- Месяц без мяса мы протянем, но не размокших запасов соли хватит до Дня Всех Святых. Может быть, если дождей будет немного, до первого снега. А дальше...
Мэр заплакал. Шериф не стал его стыдить этим, он и сам понимал, что положение отчаянное.

- Могу понять, почему старик Брук, но почему я?
- Ты убил в одиночку Дьявольское отродье. Да и твой сын...
- Именно сейчас?
- Пастор хотел, чтобы мы подождали, пока он окончит обучать будущих охотников... Но у нас нет месяца. Запасов соли хватает до Дня Всех Святых, в лучшем случае до первого снега...
- То есть, даже если мы выйдем сейчас, сумеем добраться до побережья, выменяем соль у язычников, вернемся обратно, то...
- С Божьей помощью мы простоим неделю-две без соли. Были и более тяжкие осени...
Сэм вздрогнул.
- Ты согласен?
- Нет выбора.

Когда они выходили, Кэтрин пришлось запереть. Она кричала, что не пустит Сэма, плакала, убивалась... Но выбора не было, это все понимали.
Пастор давал последние наставления ученикам. Они были юны. На пару лет младше, чем был Майкл, когда он окончил обучение на охотника. А ведь он тогда считался очень молодым для охотника. Увидев взгляд Сэма, шериф сказал:
- Темные времена наступают, раз нам приходится вручать ружья таким юнцам.
- Они справятся?
- Пастор говорит, что нет. Но разве у нас есть выбор?
- Нету.
Шел проливной дождь, и шериф Джонас подумал, что если такая погода продержится, соли и до Дня Всех Святых может не хватит. Отряд выдвинулся из деревни.

Они преодолели где-то половину пути, когда это случилось.
Волков была целая стая. Сэм сбился со счета, пока они с стариком Бруком прикрывали топорами юнцов, что перезаряжали ружья.
Увы, вожак стаи, огромный седой волк, что казался почти серебряным, оказался хитер, и сумел перепрыгнуть через Сэма. Он вонзился клыками в горло одному из юношей, но второй тут же выпустил зверю заряд в голову. Увы, его товарища было уже не спасти.
Почуяв смерть вожака, волки разбежались, кто куда.

Эндрю, так звали выжившего недо-охотника, прочитал над наскоро выкопанной могилой покойного молитву. Конечно, он не был пастором, но охотников многим молитвам учат.
- Бесполезно это, - шепнул Сэму на ухо Брук, - без полноценного отпевания все равно душа падет в Ад.
- Парню не говори, нам ещё черти сколько до моря идти. Мы и так еле уговорили его взять ружье покойного, чтобы добру не пропадать, он все вместе с телом норовил его похоронить. Юнец...
- Ружье ты понеси, Сэм. Сам понимаешь, моя душа...
- Понимаю.

До моря оставалось дня два пути, может даже меньше.
Ведьма выскочила прямо из леса. Голая, с обвисшими грудями, огромным носом, бледно-зеленоватой кожей...
Брук отступил назад, понимая, что без ружья он бесполезен.
Первый выстрел сделал Сэм, но ожидаемо промахнулся.
"А ещё выпрашивал с шерифа ружья для нас!" - подумал Брук, - "не так-то это просто из них стрелять без выучки, походу!"
Пока Сэм перезаряжал ружье, выстрелил Эндрю. Он ранил ведьму в плечо, но та лишь рассмеялась, продолжая приближаться к мужчинам.
Сэм снова промахнулся. Выстрелил Эндрю, но ведьма, сделав последний рывок, запрыгнула на него.
Мужчины в ужасе побежали, как можно дальше, стараясь не слышать богомерзкие звуки, что издавались от истязания юнца ведьмой.

Дрожащими руками они разожгли костер.
- Знаешь, Сэм, мы все равно погибнет, я хочу тебе рассказать кое-что.
- Что, Брук?
- Это я убил Эбигайл.
- Что?!
- Она служила ведьме. Видимо, так на неё подействовала смерть матери, а затем и то, что случилось с её отцом... А может, этот урод, позор моего семени, когда ещё был жив, её в эти культы затащил... Короче, я увидел, как она, разомкнув Круг, впустила ведьму. Я набросился с ножом, ведьма, хохоча, улетела...
- А труп ты свалил на ведьму?
- Ну, да, меня и после смерти сына-то никто еле терпят в деревне, а так...
- Я тебе тоже открою тайну.
- Какую?
- Я не Сэм, - мужчина застрелил старика точным выстрелом из ружья.

Выйдя на побережье, он увидел шатер торговцев солью. Главный торговец, длинноволосый чернявый мужчина улыбался ему своей полной золотых зубов улыбкой. Принц Дождя и Тумана снял с себя личину Сэма.
Торговец обернулся обратно в истинный облик Дождливого Пастыря. Шатер и прочие торговцы рассыпались в миллиарды дождевых червей.
Заросшее серебристыми волосами серое существо расхохоталось.
- И как?
- Все превосходно, Учитель. Машина Короля в Желтом работает безупречно. Они правда не помнят, кем были до того, как попали сюда, искренне восприняв придуманные нами легенды. Даже несостыковок не замечают.
- Отлично, в Самайн откроем первый полноценный сезон охоты.
- Вы послали им соль? А то было бы неплохо, чтобы до конца сезона хоть кто-нибудь дожил.
- Да, отряд с солью уже вернулся. Отличная все-таки машина, они ведь правда примут абсолютно других людей за тех, кто ушел!
- Сила вашего брата меня порой пугает.
- Ничего. Теперь, когда мы перейдем с разовых жертв на этот аттракцион, я быстро верну себе свою былую мощь.
- Жертвоприношения можно прекратить?
- Да, Догма и так снова наступает на пятки... Много колдунов записалось на открытие сезона?
- Да, плату все внесли исправно. Я, правда, не доверяю нашему основному распространителю билетов. Все-таки, Консилиум...
- Маммона и его детки всегда служили деньгам, а не идеям Консилиума. Уверяю тебя, если кто-то из Совета Демонов и узнает, то только тот, кто и сам не против присоединиться к нашим забавам.
- Вам виднее, Учитель.
- А теперь, раз уж ты говоришь, что плату все внесли исправно, может насладимся сладкими предсмертными стонами парочки невинных жертв?
- С удовольствием, Учитель, - Принц Дождя и Тумана ухмыльнулся.
Древний Бог и его ученик зашагали в сторону своей яхты, ступая прямо по воде.
До начала охотничьего сезона оставалась пара недель.

Над последней в мире деревней, где остались верящие в Истинного Бога люди, пошел проливной дождь. Круг, как и всегда в такую погоду размыло. Мэр плакал, и даже дождь не мог скрыть его слез. Шериф Джонас старался сохранять спокойствие, но даже он понимал, что это конец. Соль закончилась...
Неожиданно из леса вышел отряд из четверых человек. Улыбаясь и хохоча, они везли новую соль.
Кэтрин бросилась на шею любимого мужа и поцеловала его у всех на глазах, пусть это и было грехом, но никто из толпы не осудил её. В деревне начался праздник.