?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Принц Дождя и Тумана

Журналист вошел в камеру. Дождливый Убийца выглядел мрачно. Это был крупный мужчина лет сорока с небольшим на вид, с осунувшимся лицом, который смотрел на вошедшего ледяными немигающими глазами.
- Александр Гадес Худ? Я - журналист, пришел..
- Не называйте меня так. Не люблю имя, данное мне родителями.
- И как же вас называть? Дождливый Убийца, Ужас Западного Побережья, Гноитель?
- Пфф, эти дурацкие прозвища, что дали мне таблоиды, ещё хуже, чем мое имя. Нет, я хочу, чтобы в моем последнем интервью перед казнью меня называли тем именем, что я сам себе взял.
- Каким же?
- Принц Дождя и Тумана.

- Вали к черту из моего дома, ублюдок!
- Если я - ублюдок, то кто же тогда ты?!
- Ты мне не сын! И лучше тебе не знать, от которого тебя твоя мать нагуляла! А моим сыном такой урод, как ты, быть не может! Лучше бы ты сдох, а не Томас! - отец орал на Алекса, планомерно выбрасывая вещи последнего из окна, - и чтобы я тебя никогда больше не видел! Видит Бог, убью к чертовой матери!
Собрав разбросанные по газону вещи, Алекс поплелся в чемоданами в ночь. С неба начали падать капли дождя. Постепенно дождь перешел в ливень.

Отец Алекса был сенатором штата. У него и его покойной жены было трое детей: Томас, Алекс и Каролина. Мать, большая фанатка греческой мифологии, дала им дурацкие вторые имена: Аполлон, Гадес и Персефона.
Отец прочил Томаса в преемники своей политической карьеры. Мать же целые дни проводила с Каролиной. А Алекс... Алекс не был никому нужен. Будучи членом большой и богатой семьи, он всегда чувствовал себя крайне одиноким.
Все стало сильно хуже, когда умерла мать. Рак груди, как тогда сказали Томасу. Каролине было шестнадцать, и это её полностью изменило. Через год милая девочка в розовом платьице превратилась в суровую байкершу в косухе и черной бандане. Которая укатила на байке с какими-то сектантами.
Отец тогда здорово запил, что плохо сказалось на его политической карьере. К счастью, начавшее падать политическое знамя семьи подхватил Томас Аполлон Худ.
К сожалению, пять лет спустя, во время его публичного выступления, он был убит так и не найденными террористами.
Тогда Алекс и узнал их семейную тайну.

- Итак, вы утверждаете, что много поколений ваша семья занималась оккультизмом, но до двадцати пяти лет от вас это скрывали?
- Да, отец хотел, чтобы хотя бы одна линия семьи Худов была вне этого. Но после смерти Томаса, ему потребовался новый наследник. Все-таки, он был потомственным рыцарем Ложи Серебряных Сумерек.
"Боже, этот Худ реальный псих! Не удивительно, что он отправил на тот свет столько народу! И как только психиатр признал его вменяемым?" - подумал Майк. Вслух же он спросил:
- Но вы ушли через пять лет из Ложи?
- Да. Туман начал звать меня.

- Алекс, я хочу как следует поговорить с тобой.
- Да, отец?
- Отец Теодор, твой наставник, сказал, что ты уже неделю отказываешься выполнять поручения нашего Руководства?
- Да. Я не буду этого делать.
- Алекс, это наш священный долг!
- В гробу я видал этот долг! Какого черта мы должны убивать себе подобных в угоду неким Высшим Силам?! Их вообще видел кто-нибудь, эти Высшие Силы?!
- Ты отлично знаешь, что да, тридцать лет назад...
- Слушай, байку о том, как ты принимал ещё до моего рождения в своем доме Посланца Высших Сил я слышу последние пять лет чуть ли не каждую неделю! Мне надоело! Моя мать умерла от ведьминого проклятья! Моя сестра сбежала с Шабашем! Почему я должен истреблять тех, кто мало чем отличается от нас самих?!
- Мы - последняя преграда между Миром Тьмы и Миром Света! Мы - те, кто прячется в Серебряных Сумерках, поджидая тварей из Ночи, дабы защитить от них Детей Дня!
- Ты сошел с ума! Твоя преданность Ложе уже сгубила Томаса, хочешь, чтобы она и меня убила?! - Алекс выбежал из кабинета отца.

- Ты не войдешь в мой дом, урод!
- Пап, не надо!
- По Уставу я вообще обязан тебя убить за такие дела!
- Но отец, это же наша суть! Наша сила! Почему мы должны её подавлять?!
- Ты занялся колдовством! Выучил найденное в свитках колдовство тленного тумана! И выпил кровь загипнотизированной тобой девушки, чтобы скрыть следы проклятья!
- Но я же не убил её!
- Если бы ты убил её, я бы с тобой не разговаривал!
- Отец, почему ты так упрям! Ты же тоже чувствуешь, что наш путь по ту сторону баррикад! Мы никогда не будем своими для людей!
- Вали к черту из моего дома, ублюдок!
- Если я - ублюдок, то кто же тогда ты?!
- Ты мне не сын! И лучше тебе не знать, от которого тебя твоя мать нагуляла! А моим сыном такой урод, как ты, быть не может! Лучше бы ты сдох, а не Томас! - отец орал на Алекса, планомерно выбрасывая вещи последнего из окна, - и чтобы я тебя никогда больше не видел! Видит Бог, убью к чертовой матери!

- Итак, следующие годы вы скитались по Америке, ища своего биологического отца? - спросил журналист.
"Да, по этому бреду кино бы снимать. Жаль, версию отца мы уже не узнаем", - подумал в это же время он, вспоминая газетную вырезку, что лежала в папке с материалами, который он подготовил для репортажа. "Бывшего сенатора штата нашли повесившимся после десяти лет одиночества" гласил некролог на ней.
- Да, но я его не нашел. Что не удивительно, он же был Посланником Высших Сил. Но зато я нашел Каролину, или, как она теперь себя называла, Ракшу.

- Н-да, нашему отцу не позавидуешь. Старший ребенок умер, двое других - перебежали к врагам.
- Тебе его жаль?
- Да, нет. Он тебе рассказывал? Мать бы не страдала здоровьем, если бы пила кровь, как делали все её предки ранее для преодоления ведьминого проклятья. Увы, обычная терапия рака не очень эффективна, когда имеешь дело с мистикой.
- Как его вообще угораздило жениться на ведьме?
- Ну, она помогла Ложе убить её собственную мать, нашу бабушку, собственно говоря. А затем, много совместных заданий спустя, они полюбили друг друга. Ну, и...
- Кошмар... Понятно, откуда у нас такая наследственность.
- За дурные гены, братишка!
- За дурные гены!

"Считает себя внебрачным сыном ангела от ведьмы, воспитанным охотником на ведьм", - записал Майк и усмехнулся.
- Когда же вы начали убивать?
- Когда мне велел это Дождливый Пастырь.
- Дождливый Пастырь?

- Ты смел и упорен, Творение Узурпатора, раз сумел добраться до сюда! - прошипело скрюченное серое существо, чьи черты было не разглядеть в темноте. Было видно лишь, что оно одето в серое тряпья и покрыто нечеловеческим количеством серебристо-серых волос. Неожиданно, оно принюхалось, - о, да ты лишь наполовину его Творение! Полукровка! - оно расхохоталось жутким смехом.
- Ты что-то можешь сказать о моем отце?
- Об Ангеле Смерти? Дважды Предателе? Ничего!!! - оно снова засмеялось, - никогда не интересовался этими подлизами, что склонили колени перед Узурпатором! А твой отец сделал это аж дважды! НЕНАВИЖУ!!!
- Я не несу ответ за дела моего отца!
- Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха, если бы нес, я бы уже тебя убил, полукровка!!!! Зачем ты пришел, бродящий в тумане?!
- Ты - один из немногих Древних Богов, которых ангелы не сумели запечатать. И твоя мощь была столь велика, что сотворенные тобой дожди не удалось стереть из реальности даже Богу Людей. Я хочу стать твоим учеником. Моя мощь велика, она рвется наружу, но некому научить меня ею пользоваться! Лишь ты сумеешь сделать меня тем воином, что сможет Сокрушить Небеса!
- Я - лишь тень собственного былого величия! Серость этого мира исказила меня... Я слаб... Но мой разум сохранил мои древние знания! Я готов учить тебя, но не бесплатно.
- Чего ты хочешь?
- Чего хотят Древние Боги? Конечно же, кровавых жертв, хахахахахахахахахахахахахахахахахахахахаха!!!!!

- Следствие так и не установило, как вам удалось доводить тела до гниения так быстро. Что за химикаты вы использовали?
- Тленный туман!
"Н-да, и на что я надеялся, задавая вопрос этому шизофренику?"
- Слушайте, если вы незаконный сын ангела и ведьмы, воспитанный охотником на ведьм и обученный древним богом, то почему вас схватила полиция, а не какая-нибудь Ложа Борцов со Мраком?
- Потому что мне нужна твоя жизнь.
- Простите?
- Уже несколько орденов, охотящихся за существами вроде меня, наступали мне на пятки. Мне нужно было сбить их со следа. Александр Гадес Худ умрет, его казнят смертельной инъекцией. Об этом даже репортаж выйдет! Вот только убийства вновь продолжаться.
- Что вы несете?!
- Вы холосты, детей нет, родители живут в другом штате. С коллегами общаетесь мало. Думаете, почему я потребовал, чтобы интервью у меня взяли именно вы? - Принц Дождя и Тумана неожиданно схватил Майка за руку и нацепил ему какой-то браслет.
Майк с ужасом понял, что не может снять браслет. А затем ощутил, что стал как-то меняться.
А в это время, к не меньшему шоку Майка, Принц Дождя и Тумана превратился в него самого, журналиста Майка Тузески.
Майк набросился на колдуна, но тот закричал, и вбежала охрана. Они разняли их, начав бить Майка дубинками.
Майк попытался им что-то сказать, но с ужасом понял, что не может разомкнуть губ, словно они срослись. Он лишь глазел на все это выпученными от ужаса глазами.

Прихватив папку, Принц Дождя и Тумана зашагал к выходу.
"Надо будет написать крутой репортаж. Как-никак, о величайшем убийце Западного Побережья пишу!" - ухмыльнулся он, - "надо не забыть позвонить сестре и поблагодарить за эти браслеты. Чародей, у которого она их купила, настоящий кудесник... Ох, забавный вышел каламбур".
До дома убийца пошел пешком. Он любил гулять под дождем.