?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Буря, что сметет оковы.

“Дорогой племянник!
Мне очень жаль, что ты не приехал пять лет назад на похороны твоей бабушки, впрочем, с учетом, что главой семьи стала твоя мать и охоту на тебя она не отменила, я могу тебя понять.
Но сейчас умерла твоя мать… И я бы очень хотел, чтобы ты приехал. Так как новым главой семьи стал я, я отменил охоту на тебя, не смотря на все протесты Маркуса и Кэролайн.
Я не оправдываю то, что ты тогда совершил, но сейчас семья должна быть едина. Тем более что… Нам нужна твоя помощь.
Я много наслышан о том, чем ты занимался в бегах. Кстати, передавай привет Жан-Полю, заниматься нашими темными делишками без его бесценной помощи стало гораздо труднее. Но дело не в этом.
Дело в том, что твоя мать… Она скончалась при очень странных обстоятельствах. Фотографии её тела я прикладываю к письму, равно как и результаты вскрытия. Вскрытие проводил наш семейный врач, доктор Лерой, так что анализ касается… и аномальных характеристик этого дела.
Я предчувствую, что это убийство не будет последним. И надеюсь с твоей детективной помощью найти убийцу, пока не стало слишком поздно. Оказав семье помощь в этом деле, ты смоешь свой позор и искупишь вину за свое преступление.
Искренне твой,
Доменик Каррефур.”

Луи перечитывал письмо уже несколько десятков раз, а фотографии и результаты вскрытия и того больше. И все не решался написать ответ.
- Чего тормозишь-то? Соглашайся, это же именно то, чего ты всегда хотел! - метис-оборотень ткнул партнера в спину.
- С чего ты взял, что я хотел этого?
- Слушай, мы уже не первый год дружим. Два с половиной десятка лет, считай, как знакомы, и уже десять лет, как вместе в бегах! Я отлично знаю, что ты тоскуешь по дому.
- Не знаю… Все… не так… просто.
- Слушай, я уже давно понял, что ты многое недоговариваешь о том деле. Но я уверен, что чтобы на самом деле не произошло тогда, сейчас самое время переступить через это! Тебя ведь тянет домой, я чую это!
- Не домой меня тянет… Не важно. Ладно, ты меня убедил. Пишу ответ, а завтра выезжаем. Сейчас закажу билеты на поезд!

Когда они подъехали к поместью, их встречали Доменик, Альбин и Аманда.
“Ожидаемо. Маркус и Кэролайн все ещё ненавидят меня за убийство их родителей, а Стелла… Стелла. Я даже удивлен, что Альбин и Аманда пришли”, - подумал Луи.
- Приветствую свое милейшее семейство, чрезвычайно рад встрече после стольких лет вынужденной разлуки, - поклонился Луи. Жан-Поль лишь кивнул в знак приветствия.
- Мой любимый племянник Луи! Я очень рад тебя видеть, - обнял племянника дядюшка Доменик. За прошедшие годы он растолстел ещё сильнее, да и седина заметно увеличилась, хотя ещё и не поглотила его каштановые волосы целиком.
- Давно…
-...не виделись…
-...Луи! Рады…
-...тебя…
-...видеть!
“Боже, за прошедшие годы я совсем отвык от этой их жуткой привычки! И это меня называют проклятым! Н-да”, - подумал Луи, пожимая руку брату и обнимая сестру. Прикосновения альбиносов-близнецов за прошедшие годы стали ещё более ледяными. Как и интонация их слов, впрочем. Интересно, когда Альбин говорил “рады”, он осознавал, что лицемерит, или он просто не знает значения этого слова? За годы, что Луи жил в поместье, он так и не понял, близнецы физиологически не умеют испытывать эмоции, или им просто нравится быть такими бесстрастными.
“Как они только сексом занимаются? А ведь как-то же занимаются, Стеллу же зачали и даже родили! Не хочу даже думать о том, как Аманда рожала. Не удивлюсь, если она и тогда оставалась такой же холодной и лишенной эмоций к ужасу акушерок!”

После “приема” у ворот поместья близнецы пошли по своим делам, а дядя повел Луи и Жан-Поля в свой кабинет.
- Ты всегда носишь с собой эту лопату? - с любопытством спросил Дядюшка, посмотрев на зачарованную лопату Луи, за которую того и прозвали Гробовщиком.
- Да, она помогает в моей работе. К тому же, после одного дела я слегка прихрамываю, использую её вместо трости.
- Хорошо, введу тебя в курс дела. За время твоего отсутствия в нашем семействе было пополнение. Кэролайн вышла замуж за сына доктора Лероя, Дезмонда. Живут они, впрочем, у нас. У всеобщей радости, их сынишка Джулиус родился без проклятья, ему сейчас девять лет. Маркус же неожиданно для всех женился на Стелле.
- Стелле? А у него от секса с ней ничего не отвалилось от боли? - хмыкнул Жан-Поль.
- Ожидал от вас этого вопроса. Удивительным образом вскоре после вашего… отъезда, она научилась контролировать проклятье. Случайные прикосновения все ещё болезненны, но когда она ожидает касания, она держит свое проклятье в узде. Легкое покалывание есть, но, по слухам, Маркуса это лишь будоражит.
“Похоже, после призыва с того света её сестры по близнецовой связи в Стеллу перелилось больше силы, чем я думал”, - отметил про себя Луи.
- Увы, у близнецов, что у них родились, ведьмино проклятье было, причем у обоих. И у Дарлы, что ожидаемо, и, к сожалению, у Демиана, чего мы очень боялись. Им сейчас по шесть лет.
“После того ритуала я не удивлен, что детки Стеллы проклятые. Скорее уж я удивлен, что в семье после этого родился непроклятый ребенок, пусть даже и у Кэролайн. Сильная кровь была у Чезаре, мир его праху”, - подумал Луи и спросил вслух:
- И какое у них было врожденное проклятье?
- Оба родились хладнокровными. В прямом смысле, их тело имеет температуру окружающей среды. Впрочем, в отличие от рептилий, они от этого ни в холод, ни в жару не страдают. Эмоциями, впрочем, пошли в мать - характер прескверный и очень взрывной.
“Не знай я, что физическая холодность (в отличие от эмоциональной) у Альбина и Аманды появилась с возрастом от колдовства, а не при рождении, пошутил бы на тему того, что это их гены. Хотя, кто его знает, как работают эти ведьмины проклятья?”
- Короче, вот вам все бумаги. Располагаться можете в твоей старой комнате. И жду вас на семейный ужин!
- До встречи, мистер Каррефур!
- Да встречи, дядюшка!

Обстановка за столом была так себе.
Луи и Жан-Поля Доменик, сидевший во главе стола, посадил напротив себя, в дальней стороне. Альбин и Аманда сидели по левую руку от Доменика. За ними сидела Стелла, как всегда одетая в платье с длинными рукавами и высоким воротником, а так же в перчатках до локтей, чтобы избежать случайных касаний. За ней сидел Маркус. С возрастом он стал ещё больше походить на своего покойного отца. Его стальные глаза смотрели на Луи с ненавистью.
По правую руку от Доменика сидела Кэролайн. Она ещё больше напоминала свою покойную мать - такая же рыжая и зеленоглазая. Рядом с ней сидел мужчина, который видимо и был Дезмондом Лероем, её мужем. Высокий статный брюнет с рыбьими глазами, его внешность была парадоксальным образом одновременно красивой и невыразительной, как у актеров-однодневок.
Детей за столом не было, видимо их посчитали неготовыми к встрече с блудным родственником.
“Или напротив, меня посчитали неготовым, а то и недостойным встречи с будущим семьи Каррефур. Или теперь правильнее Каррефур-Лерой?” - подумал Луи.
За столом царило напряжение. Близнецы, как всегда, ни на что не обращали внимания, Стелла и Кэролайн старались не смотреть в сторону Луи. Маркус же, напротив, как уже было сказано, неотрывно смотрел на убийцу своих родителей стальным взглядом, полным ненависти. Дядюшка, как мог, пытался шутками разрядить напряжение, но даже его превосходного чувства юмора было для этого недостаточно. Только Дезмонд казался (и судя по всему, был) ничего не понимающим, а от того выглядел ещё более нелепо.
Обстановку слегка разрядил приезд доктора Лероя. Судя по всему, его прибытие было для всех неожиданностью, но Луи догадался, что это дядюшка вызвал его, чтобы доктор мог рассказать Луи все подробности вскрытия.
Стелла вскоре сказала, что очень утомилась, да и близнецы ждут, и вышла из-за стола. Маркус пошел с нею, но до самого ухода из зала он продолжал смотреть на Луи ненавидящим взглядом.
Через какое-то время ушли и близнецы. Кэролайн явно тоже хотела уйти, говоря что-то про то, что Джулиусу, наверное скучно, но Дезмонд хотел поболтать со своим отцом, и потому они сидели ещё очень долго. Хотя Кэролайн было не по себе в одной комнате с Луи, она продолжала отводить от него глаза, что, похоже, замечали все, кроме её мужа.
Наконец, намеки жены, к которым через какое-то время присоединился и дядюшка Доменик, убедили Дезмонда, что пора уходить. Луи выдохнул. Наконец-то этот нелепый семейный ритуал окончен, и можно приступать к делу.
- Ну, собственно, как я и говорил, все есть в бумагах, что я послал вашему дядюшке, - начал разговор доктор.
- Мне хотелось бы, что бы вы рассказали все своими словами. Знаете, бумаги ведь не могут передать всего. Итак, опишите, как умерла моя мать?
- Ну, как и написано в бумагах, обстоятельства смерти очень странные и имеют, явно, - доктор Лерой перешел на заговорщицкий шепот, - мистический характер. Она была абсолютно седой, а глаза выпучены, будто…
- Она умерла от ужаса.
- Именно. Собственно, непосредственной причиной смерти были одновременные остановка сердца и кровоизлияние в мозг. Но превышающее все мыслимые пределы содержание в крови адреналина и серотонина так же говорит в пользу того, что её убило нечто ужасное.
- Или колдовство, вызывающее ужас.
- Ну, да, ужас, или что-то, что вызывает ужас. Как-то так.
Неожиданно сверху раздался женский крик. Мужчины тут же все побежали наверх.
Кричала Кэролайн. Она билась в истерике и плакала, а Дезмонд держал её у стены, не давая вырваться. Напротив них лежал труп девятилетнего ребенка. Абсолютно седой труп девятилетнего ребенка с выпученными от ужаса глазами.
“Дядя был прав. Убийства продолжились”, - печально отметил Луи.

- Стелла, нам нужно поговорить!
- Нам не о чем говорить, дядя Луи!
- Я не о том, что случилось десять лет назад. Я об этих убийствах.
- Думаешь, если тогда я помогла тебе убить дядю Чезаре и тетю Диану, то это я убиваю сейчас нашу семью?! - Стелла нанесли дяде пощечину, сняв с руки перчатку.
“Гораздо больнее, чем десять лет назад. Похоже она может не только сдерживать свое проклятье, но и усиливать его. Что работает в пользу моей версии”.
- Это не единственный повод для подозрений. Жертвы умерли от страха… или от боли. Или от страха, вызванного болью. Твоего первого мальчика ведь некогда тоже обнаружили с седыми волосами и выпученными глазами!
- Ах, ты тварь! - Стелла собиралась ударить Луи ещё раз, как вдруг оба они услышали дикий мужской крик где-то неподалеку.
Когда они прибежали туда, одновременно с ними с другой стороны выбежал Маркус. Они увидели мертвого Дезмонда, как и прошлые жертвы, он был абсолютно седым и с выпученными глазами. Начали сбегаться и прочие родственники.
- Это был ты! - заорал Маркус, указывая на Луи.
- У меня железное алиби на все три смерти! Когда умерла Мамаша, меня здесь вообще не было, во время смерти твоего племянника я беседовал с Дядюшкой и доктором Лероем в присутствии Жан-Поля, а сейчас мы разговаривали с твоей женой!
- О чем это вы разговаривали?!
- Я подозревал её в убийствах, но теперь, когда у неё алиби…
- Ах, ты тварь! - Маркус бросился на Луи, но его перехватил Жан-Поль, вовремя сюда подошедший.
- Так, тихо всем! Опасность угрожает всей семье! Сейчас не время для внутренних ссор! - отрезал Дядюшка Доменик громовым голосом, - Альбин, позвони Лерою, сообщи неприятную новость и скажи, что с похоронами мы поможем. Маркус, иди скорее к Кэролайн, пока она не проснулась от успокоительного, что ей дали после смерти Джулиуса. Она потеряла менее, чем за сутки, и сына, и мужа, сообщи ей об этом помягче и будь с ней, чтобы она не натворила глупостей. Луи, Жан-Поль, осмотрите место преступления. Стелла… Иди со мной, я бы хотел с тобой кое о чем поговорить.

Луи лежал в постели и смотрел в потолок. Жан-Поль вызвался отвести тело в город к доктору Лерою на вскрытие, плюс навести кое-какие справки, не покупал ли кто на черном рынке всяких странностей, полезных для такой магии, поэтому Луи был в своей комнате абсолютно один. Вдали даже через множество стен слышался плач Кэролайн.
Как он и ожидал, после полуночи пришла Стелла.
- Луи, Маркус сейчас занят своей сестрой, близнецы уснули, а мне было так страшно одной…
- Врешь ты, как и прежде, просто отвратительно.
- Ладно, ты прав. Но мы оба понимаем, что нам нужно поговорить. Ты же понимаешь, что у меня тогда не было другого выбора, кроме как свалить все на тебя.
- Понимаю. Я не злюсь на тебя за это. Хотя обидно, что выкапывать меня пришел Жан-Поль, а не ты.
- Слушай, я бы все равно не смогла с тобой сбежать. К тому же… после всего произошедшего… я чувствовала себя странно.
- Могу понять. Кстати, удивлен твоему браку с Маркусом.
- Со стороны меня с моим проклятьем бы все равно никто не взял в жены. А он… во-первых, он был благодарен за то, что я свидетельствовала, что это ты убил его родителей. Во-вторых, ты же знаешь, я всегда была очаровательна, - она обняла Луи.
- Говорят, ты теперь можешь сдерживать свое проклятье?
- Хочешь проверить?
- Я бы захотел это проверить, даже если бы ты не умела. Я ждал этого десять лет!

Когда Луи проснулся, Стелла уже убежала.
“Видимо ушла с первыми петухами. Могу понять, Маркус мог вернуться в любой момент”, - подумал Луи.
Луи начал готовить завтрак, когда приехал Жан-Поль.
- Ты рано, я думал ты вернешься не раньше полудня.
- Решил не ложиться спать. Днем отосплюсь. Короче, есть кое-что интересное! На теле Дезмонда, в отличие от двух прошлых тел, доктор Лерой нашел какую-то странную слизь! Вот распечатка первичного химического анализа, но нужны ещё более доскональные тесты, доктор ими сейчас занимается!
- Отлично! Сейчас позавтракаем и пошли к Дядюшке, отчитаемся!

- Твою мать! - заорал Луи, когда они открыли дверь кабинета Дядюшки.
Прямо на них выпученными глазами смотрел абсолютно седой труп Доменика.
На крик сбежалась вся семья. Даже Кэролайн приползла, хотя судя по синяками под глазами, она всю ночь не спала, а плакала.
- Что, теперь тоже будешь утверждать, что это не ты, тварь?! - заорал Маркус.
- Какой мне смысл убивать единственного родственника, который относился ко мне хорошо?!
- Откуда мне знать мотивы братоубийцы?
- Маркус…
-...на твоем месте…
-...мы бы не орали так…
-...на нового главу семьи.
- ЧТО?! - одновременно закричали от удивления Маркус и Луи.
- Ты…
-...старший по возрасту…
-...представитель старшего поколения семьи…
-...а значит…
-...её новый глава.
- Но он же изгнан из семьи?!
- Отменив охоту…
-...Дядюшка отменил и изгнание…
-...более того…
-... он подтвердил переход…
-...главенства к Луи…
-...в своем завещании…
-...свидетелями которого…
-...взял нас.
- Наш фамильный адвокат…
-...объявит это…
-...на оглашении завещания…
-...но мы сочли, что нет смысла…
-...тянуть резину…
-...и объявили об этом…
-...сейчас.
- Да я лучше сдохну, чем допущу это! Луи Каррефур, я, Маркус Каррефур, вызываю тебя на магическую дуэль! Один на один, только ты и я! Своим секундантом я выбираю Кэролайн Лерой!
- Хорошо, моим секундантом будет Жан-Поль Даву. Сходимся в полдень, я думаю?
- Да, полдень вполне подходящее время, братоубийца!

Наступил полдень.
- У нас же магическая дуэль, а не дуэль на лопатах, - усмехнулся Маркус.
- Это зачарованное оружие, а значит оно вполне годиться для использования в магической дуэли, если я правильно помню кодекс, - заметил Луи, перекинув лопату из руки в руку.
- Не имеет значения, тебе все равно конец! - ответил Маркус и бросил в Луи молнию.
“О, захотел убить меня так же, как я убил его отца! Круто, но непрактично”, - подумал Луи без труда увернувшись от молнии.
Он с разбега пустил в Маркуса сгусток тленного тумана, но тот развеял его потоком ветра, после чего кинул в Луи огненный шар.
Луи отбил его лопатой в прыжке с разворотом, после чего материализовал над Маркусом тучу кислотного дождя.
Маркус несколькими пасами создал над собой щит-завесу, но пока он на это отвлекался, Луи окончательно приблизился к нему и оглушил своей лопатой. А затем с силой вонзил лопату ему в грудь, пробив ребра и разрубив сердце.
Кэролайн истошно заорала, пока Луи пил кровь поверженного племянника. Обычно искаженная кровь колдунов плохо помогает от проклятья, но Маркус, как и его покойный отец, следил за формой, а потому проклятье почти не исказило его и его кровь.

Вечерело. Жан-Поль сразу после дуэли отправился дрыхнуть и спал мертвецким сном, Луи же сидел в кабинете Дядюшки и просматривал семейные архивы. Во-первых, раз уж он стал новым главой семьи, нужно было входить в курс дела, а во-вторых, это могло помочь расследованию.
В кабинет вошла Кэролайн.
- Тварь! - с ненавистью выдавила она. Её глаза были полны гнева и слез.
- Кэролайн, твой брат сам вызвал меня на дуэль.
- Ты убил моих родителей, затем моего сына, затем моего мужа, теперь моего брата!
- Я не убивал твоих сына и мужа, я же много раз об этом говорил!
- Ты врешь, тварь! М-м-м-м-м-м! - вдруг замычала она, как будто кто-то невидимый зажал ей рукой рот.
Сзади неё материализовалась Стелла, которая и зажала рукой рот Кэролайн. На руке не было перчатки. Кэролайн истошно мычала через руку, впрочем, Стелла зажимала рот надежно, и звуков почти не было слышно, глаза жертвы выпучились, а волосы начали седеть с огромной скоростью. Кэролайн умирала от боли. Все это заняло едва ли полминуты. Луи в это время сидел в оцепенении от неожиданности.
- Но… Ты же была со мной во время смерти Дезмонда!
- Я действовала не одна!
Рядом с ней материализовалась та тварь, которую Луи надеялся никогда больше не увидеть.
Умершая при рождении и оживленная ритуалом Луи и Стеллы десять лет назад сестра-близнец Стеллы. За эти годы эта тварь стала ещё более чудовищной. Зеленовато-синюшная помесь жабы и гориллы, она окончательно потеряла малейшую антропоморфность. Тварь издала жуткий квакающе-булькующий звук.
- Но мы же изгнали её с тобой!
- Мы с ней разыграли этот спектакль перед тобой, а так же Чезаре и Дианой, чтобы никто не знал, что она все ещё существует. Я соврала тебе, она не собиралась мне мстить, мы с ней это изначально спланировали.
- То есть она не мстила тебе за свою смерть?
- У нас, как и у всех билзнецов, было одно проклятье на двоих. То, что она умерла при родах - случайность, а не следствие моего проклятья. Тем более, если бы её убило мое касание, она бы умерла ещё в утробе.
- Но… зачем?!
- Помнишь, ты сказал перед тем, как согласился участвовать в ритуале, “Ты не можешь противостоять буре”, на что я ответила “Я и есть буря”. Тогда это ещё не было правдой, но теперь это так. Сестра вернулась с того света со всем могуществом мира мертвых, и благодаря связи близнецов, эта сила у нас теперь на двоих. Более того, мы научились перегонять проклятье с двоих в одну. Поэтому я могу сдерживать боль от своих касаний, а могу усиливать её до немыслимых пределов. Из-за этого же, я почти перестала искажаться от колдовства. Сестре-то уже все равно.
- Но к чему все эти убийства?!
- Наша семья всегда презирала и тебя, и меня, и моих родителей за наше ведьмино проклятье. Потому что это знаки того, что скоро наша семья превратиться в Прекрасный Народ. Но я не считаю эту участь проклятьем. Я считаю это будущим! И чтобы шагнуть в него, нужно всего лишь сбросить оковы! И именно мне суждено стать бурей, что сметет оковы!
Я специально подкинула Чезаре и Диане анонимное письмо о нашем ритуале. Разумеется, написав там, что это ты меня на него подбил. Я предполагала, что ты сумеешь их убить, а если бы не смог, и они бы убили тебя, мы с сестрой довели бы твою работу до конца, убив их. Но ты справился. Затем я сдала тебя… увы, я не учла Жан-Поля, и потому ты сумел сбежать.
Лилиан что-то подозревала, к тому же я понимала, что даже с мощью моей сестры, старую ведьму нам не победить. Поэтому мы затаились. А когда Лилиан умерла от старости, я уже была матерью близнецов, и было не до нашего плана.
Но сейчас я, наконец-то, сумела продолжить. Я убила Кэтрин, понимая, что став главой семьи Доменик вернет тебя сюда. Затем я стала истреблять всех мужчин семьи, которые не были затронуты ведьминым проклятьем, а потому их гены могли спасти нашу семью от трансформации в Прекрасный Народ.
- Но зачем тебе было нужно призывать меня сюда?
- Я хочу выйти за тебя замуж.
- Что?!
- Ты сильнейший колдун в нашей семье. Ты сумел призвать мою сестру. Ты - первый мужчина в нашей семье, кто получил при рождении ведьмино проклятье. Ты достоин стать Королем Прекрасного Народа, который будет нами основан.
- Ты, правда, думала, что я на это соглашусь?! Из-за тебя меня похоронили заживо!
- Мне, правда, жаль… Я многое обдумала за прошедшие годы… Мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой…
- Я научен горьким опытом! Социопатки, вроде тебя, не испытывают любви! Сегодня ты сдохнешь за все, что натворила! А твою сестру я изгоню обратно туда, откуда призвал!
- Жаль, что ты так на это отреагировал. Но я учла и этот вариант. Тебе не справиться с нами двоими в одиночку!
- Он не один, - прорычал Жан-Поль в волчьей форме и бросился на Стеллу со спины.
Луи же, схватив лопату, бросился на чудовищную тварь. Тварь, не смотря на габариты, передвигалась при помощи своих передних лап довольно быстро, но Луи нагнал её и вонзил в грудь лопату. Оттуда потекла зеленовато-белесая жидкость, видимо заменявшая твари кровь.
- Я не знал, что ты жива, но подозревал, что последствия того ритуала ещё аукнуться! Поэтому я заказал у одного крутого чародея эту лопату. А потом ещё много раз её улучшал. Вообще, она неплохо помогает в бою с магами, особенно колдунами и некоторыми видами волшебников, но основная её цель - борьба с тварями с того света, вроде тебя! Потому меня и называют Гробовщик, - орал Луи, проворачивая лопату в груди тварь. Затем он с силой вытащил из тела лопату и стал хаотично кромсать богомерзкое тело.
Из боевого ража его вывел Жан-Поль, смахивавший со рта кровь Стеллы.
- Закончили, партнер! Они обе мертвы! Окончательно мертвы! Дело закрыто!

- Вот так все и было, Альбин. Мне очень жаль.
- Ты не виноват.
- Тем не менее, я чувствую себя виноватым. Поэтому, чтобы там не написал в завещании Дядюшка, я передаю бразды правления семьей тебе. Тем более, от семьи остались только вы с Амандой и ваши внуки.
- Мы благодарны тебе за это. Легкой дороги, - Альбин пожал руку брата своей ледяной рукой.
Едва Луи и Жан-Поль скрылись за горизонтом, Альбин пошел в их с сестрой комнату. Аманда играла с внуками, но когда пришел Альбин погнала их в детскую. Заперев за ними дверь, она спросила:
- Как Все прошло?
- Замечательно. Как мы и рассчитывали.
- Наши расчеты всегда удаются.
- Стелла замечательно исполнила свою роль.
- Я же говорила, что если внушить ей через сны, что это её собственные идеи, она все сделает гораздо лучше.
- Да, мы не зря её готовили, тайно от неё же самой.
- Теперь вся семья мертва.
- Остались лишь мы.
- И наши внуки.
- Начало нашего великого Прекрасного Народа.
- Что будет процветать Под Холмами тысячилетия.
- Вдали от мерзких людей.
- Вдали от мерзких людей.
Близнецы смотрели друг другу в кроваво-красные альбиносьи глаза, после чего, не меняя выражения лиц, поцеловались и стали резкими движениями раздевать друг друга.
Комната покрылась инеем.