?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Куда манят стрекозы?

Виктор не понравился мне с первого же взгляда.
Он был странным. Во-первых, этот пусть и легкий, но все же заметный восточно-европейский акцент. Во-вторых, манера странно одеваться, словно он сошел с постера то ли нуарного детектива, то ли готического ужастика. В-третьих, меня очень напрягал факт засекреченности его прошлых дел. К нам перевели его из Массачусетса, но чем он там занимался, никто не знал. Впрочем, явно чем-то важным, иначе бы не засекретили.
Но, напарников не выбирают, и мы стали работать вместе. Друзьями мы не были, нет, у Виктора вообще не было друзей (ребята за спиной называли его Вампиром), но работалось с ним не то, чтобы хорошо, но плодотворно.
Это случилось двадцать лет назад, в середине девяностых. Мы на тот момент вместе работали уже пару лет. Как я уже сказал, работалось нам плодотворно, ни одного висяка, раскрывали все, за что брались. И, буду честен, во многом этого была его заслуга. Он умел раскалывать преступников. Что не удивительно. Рядом с ним и копам-то становилось не по себе (мне ли не знать), а уж во время допросов подозреваемые просто накладывали в штаны. Впрочем, располагать к себе он тоже умел, даже странно, что в обычной жизни этим не пользовался. Вроде пару минут со свидетелем общается, а тот ему уже всю свою жизнь выкладывает. Странный был парень этот Виктор.
В гости я его к себе позвал лишь один раз. И больше не звал, когда понял, что моя старшая шестнадцатилетняя дочь Дженифер смотрит только на него. Ещё и готикой после этого увлеклась! Я с ним серьезно поговорил, он извинился и сказал, что, наверное, лучше его в гости больше не звать, да и вообще держать мою дочь от него подальше. При всех его странностях, мужиком он был благоразумным.
Так вот, на третий год нашей совместной работы нам поручили это дело. В городе стали пропадать дети. Причем часть из них потом находили мертвыми в лесу, и судя по измученности и худобе их тел, делали с ними нечто ужасное. Рты у всех были зашиты, причем явно ещё до смерти, тем более, что умирали они все от истощения и побоев. Следов изнасилования, впрочем, не было. А под ногтями находили споры каких-то грибов и явно растительную пыльцу, но что это были за грибы и растения наш биолог так и не смог определить. Часть же детей пропадала совсем, даже их тел не находили, хотя искали активно.
Виктор по началу очень горел этим делом, но когда пришел анализ пальцы и спор из-под ногтей… Его прям как подменили. Он стал наотрез отказываться от дела, хотя им уже даже я загорелся. Мы договорились, что если до понедельника он не изменит своего решения, отказываемся от дела.
Приближались выходные, я уже готовился к позорной сдаче дела, когда в пятницу… пропала… моя младшая дочь Каролина…
Жена сказала, что тогда Дженнифер нашла Виктора и поговорила с ним. Так это или нет, не знаю, но он пришел ко мне.
- Ты любишь свою дочь?
- Конечно, твою мать, я люблю свою дочь, ты совсем крышей поехал, психопат ненормальный?! - я ему чуть не вмазал в тот момент.
- Хорошо, мы найдем её. Но будь готов… Придется делать странные вещи.
Я был готов на все, что бы спасти свою дочку.
В воскресенье вечером он повел меня и Дженифер в лес. Сначала я протестовал, но он сказал, что если я хочу спасти Каролину, я должен делать все, как он скажет.
Поначалу, это казалось безумием. Мы поднялись на лысый холм, что возвышался посреди леса. Там когда-то было поместье местных богачей, но потом, то ли их сожгли, то ли сами сгорели, плохо помню историю, это было, кажется, лет сто или двести назад. Короче, с тех пор на холме ничего не росло, да и люди обходили его стороной. Тем более, что поместье в лесу было, так что и нечего там ходить.
Он начал рисовать какие-то странные знаки на вершине холма. Затем дал Дженифер в руки какую-то белую нить и попросил дать палец. Когда он слегка пустил ей кровь странным кинжалом, я заорал, что он совсем сошел с ума, и мы немедленно отсюда уходим. Но он посмотрел на меня таким взглядом.... Я тут же притих.
Он капнул кровью в центр своих рисунков, а затем приложил к следу от крови второй конец нити. Дженифер же сказал держать свой конец так крепко, как она только может. Затем он велел мне держаться Дженифер, да и сам взял её под руку.
Ночь была лунной, ни одного облачка на небе. Но неожиданно полил дождь. И туман появился, не понятно откуда. Виктор начал орать какую-то тарабарщину, и вдруг его рисунки зажглись кроваво-красным пламенем. А затем и вовсе превратились в расщелины. Нить утянуло куда-то под землю. Но он велел нам крепко стоять на ногах и не шевелиться, держа эту нить, чтобы ни произошло.
Когда нить напряглась до предела, он взял у Дженифер её конец, велев при этом не отпускать саму веревку, привязал конец к какому-то металлическому штырю, который вбил в землю, завязал нам с Дженифер глаза, а затем приказал ей идти по веревке, не выпуская веревку из рук. Мы же с ним пошли, держа Дженифер под руки.
Творилось черти что. Хотя я ничего не видел, но я слышал и чувствовал такие вещи… Адские завывания, безумная музыка, непонятные крики и песни, и так же тысячи стонов, смешавшихся с нечеловеческим смехом. А ещё адов холод и дивные запахи, которые невозможно описать словами.
Вдруг Виктор велел нам остановиться, но запретил снимать повязки с глаз и что-либо говорить, чтобы ни происходило. Мы услышали странный голос. Он казался абсолютно нечеловеческим, но был явно женским. Такой, знаете, высокий, дребезжащий, словно свист северного ветра в зимнюю бурю. И от него так же веяло холодом.
- Зачем ты вторгся в мои земли, чародей из далеких земель?
- Ты забираешь то, что не принадлежит твоим землям.
- Когда-то земли Над Холмами принадлежали моей семье, пока мы не ушли Под Холмы. Эти дети принадлежат мне по праву, как наследнице своего рода!
- Мы оба знаем, что в тебе не течет кровь тех, кто ушел Под Холмы. Тебя так же некогда угнали сюда!
- Ты ошибаешься, смертный! Да, моя семья давно вымерла здесь от кровосмешения, но все же, хотя я и родилась от них здесь, Под Холмами, я сумела выжить! Колдовство исказило меня, и я обрела бессмертие!
- Ты отдала способность иметь своих детей за бессмертие?!
- Ты умен, смертный чародей из далеких земель! Так что я их наследница по праву!
- Но ты одинока... Поэтому ты похищаешь детей! Но зачем же ты мучаешь их?
- Они станут моим народом! Заселят мое Подхолмовье! Я буду их Королевой! Но такой привилегии достойны лишь лучшие! Слабые умирают, сильные изменяются, отдавая человеческую часть себя, но взамен обретая нечто куда большее!
- Ты безумна!
- Я гениальна и велика!
- Хорошо, но отдай моему другу его дитя, ту, кровь чьей сестры привела нас сюда!
- А что я получу взамен?
- Я останусь здесь с тобой.
- Зачем ты мне?
- Я ведь чувствую, что ты не знала людской любви. Ты не знаешь удовольствия плоти. Ты родилась здесь и очень рано осталась одна. Но ты же читала в оставленных твоей семьей книгах о том, как прекрасно это ни с чем не сравнимое чудо страсти?
- Ты… ты говоришь соблазнительные вещи… Королеве же нужен король… Да, Королеве нужен король! Хорошо, я отдам его дочь за тебя!
Через несколько минут, я услышал звук рвущихся нитей и голос Каролины:
- Папа! Дженифер!
- Каролина, папе и Дженифер нельзя ничего говорить, пока они здесь, ты сама знаешь! Выведи их отсюда, нить ведет до самого выхода! И ни в коем случае не давай им снимать повязки, пока не увидишь луну и звезды над своей головой!
- Да, дядя Виктор.
- И вот, держи этот амулет, он вас защитит в дороге.
Я почувствовал, как Каролина берет меня за руку, и заплакал. Но продолжал молчать, как и велел Виктор. Последнее, что я услышал, было:
- Ну, что же, теперь, когда мой амулет скрыл их от твоего взора, я уничтожу тебя. Или погибну. А скорее всего и то, и другое.
- Что?! Лжец, ты обещал любить меня!!!
- Я обещал остаться здесь с тобой. Любить тебя я не обещал, лишь отметил, что ты не знаешь чудо страсти. А теперь защищайся!

Когда мы выбрались, Каролина сняла с нас повязки. Мы расплакались, и все втроем час просто плакали и обнимали друг друга, прямо на холме, под луной и звездами.
Каролина была очень изможденной, но быстра шла на поправку. Следы швов на рту так правда и не зажили окончательно. К тому же, мне все время казалось, что у неё как-то странно пожелтели глаза и заострились уши… Но, наверное, мне показалось.
Виктора никто больше не видел. Но и дети пропадать перестали. Видимо, он и Королева действительно оба погибли в бою. А может, он просто не захотел возвращаться к людям после своей победы. Он всегда был здесь немного чужим. Иногда, лунными ночами, мне кажется, я вижу тень его силуэта среди деревьев. Дженифер тоже говорит, что иногда ей кажется, что он смотрит на неё издали. Но, наверное, нам просто показалось, так ведь?